Почему LEXX — это личное

Почему Лексс – это личное

Джаника Банкс 23 марта 2013, перевод RJess

Оригинал: Why Lexx Is Personal by Janika Banks

Перевод и публикация с согласия автора.

Лексс – многозначен. На первый взгляд он кажется скабрезным космическим шоу, однако у зрителей, заинтересовавшихся им настолько, чтобы посмотреть более одного сезона, похоже, возникают более глубокие чувства, чем просто желание посмеяться. Несмотря на недостаток интереса у устроителей конвентов (речь идёт о США – прим. перев.) и отсутствие поддержки со стороны дистрибьюторов в течение нескольких лет (слава богу, последнее уже изменилось), Лексс имеет свою преданную аудиторию.

Однажды через Твиттер меня спросили, какой эпизод мне больше всех нравится. Я ответила, что Терминал из второго сезона, когда Зев превращается в Ксев. А то, что Стен выжил, помогло мне преодолеть себя и решиться на операцию на сердце.

Затем я обнаружила, что у меня связаны с Лекссом довольно глубокие чувства, о которых я не говорила раньше. Некоторые называли меня просто помешанной на Лекссе, но я никогда не пыталась объяснить, почему я так привязана к этому шоу. Я не люблю говорить о своих о своих личных переживаниях, и считаю, что могу показаться странной, если расскажу. Однако поклонники любого шоу знают, что герои и происходящие в нем события могут приобретать личное значение, и когда мы переносим наши эмоции на выдуманную историю, мы подсознательно учимся справляться с собственными проблемами. События сериала дают нам ситуации для обдумывания, герои позволяют войти в эти ситуации. И чем больше мы увлекаемся шоу, тем больше в это вовлекаются наши это собственные эмоции.

Самый большое и очевидное влияние Лексса я ощутила, когда посмотрела начало второго сезона – «Терминал». В этом эпизоде происходит ужасный инцидент, когда неправильно разбуженный Кай стреляет Стенли в сердце. Кай и Зев помещают его в крио-анабиоз до того, как он окончательно умрет и ищут докторов, способных ему помочь.

Когда оружие поразило сердце Стенли, я была потрясена и огорчена настолько, что даже не могла смотреть дальше. Тогда мне было уже за тридцать, и со школы я жила с сердечным заболеванием. Уже почти два года хирург пытался уговорить меня на операцию, потому что болезнь прогрессировала. Мое состояние становилось угрожающим, но страх не пережить операцию был ещё сильнее, ибо я слышала, что шанс не перенести её – один к пяти. Это даже хуже русской рулетки, где для патронов шесть мест! Может быть, цифра 20% и не кажется такой серьёзной, но признатесь, когда речь идёт о вас, они превращаются в 100%!

Как ни смешно это звучит, но то, что я всё-таки досмотрела этот эпизод, изменило для меня многое. У меня захватывало дух каждый раз, когда они показывали завернутого в пластик Стенли, и я почувствовала огромное облегчение, когда его серце и он сам оказались в порядке. Но ведь это был еще не конец шоу! И хотя я посмеялась, когда 790 вёз Стенли на больничной кровати в одних трусах, ужасное продолжало происходить. Зев и Кай были взяты в плен для жутких медицинских экспериментов, и конец эпизода, когда Зев пожертвовала своей жизнью, чтобы спасти Кая, заставил меня снова скрючиться с выпученными глазами.

В течение следующих дней я позвонила моему хирургу и договорилась насчет операции. Я приняла тот факт, что все может случиться, и сказала моей семье, что я люблю их. Когда я очнулась, еще не совсем отойдя от наркоза, я спела дочери песню Кая “I’m alive”. Я бы никогда не стала делать это в здравом уме, однако наркотики облегчают выражение чувств, и это был очень эмоциональный момент для неё, еще не достигшей 20 лет, слишком юной, чтобы потерять мать.

В Лексс присутствуют и другие вещи, которые находят в моей душе глубокий отклик. Например, в эпизоде Суперновая мы узнаем, что Зев была выращена голограммами в ящике и подготовлена для банка жён. Скольким женщинам на Земле приходится жить в унижении и невежестве из-за невозможности вырваться из этого замкнутого круга? Или в сексуальном рабстве? И это продолжается. Зев была нелюбимым ребенком, от которого избавились родители, сбежавшая рабыня любви, нервничающая из-за того, что в её руках – ключ от самого мощного разрушительного оружия в двух вселенных. Она могла бы убежать с врачом и стать королевой террора, но выбрала любовь и преданность Стену и Каю, первым людям, обращавшимся с ней хорошо, пусть и не идеально. Как человек, Зев имеет ясное представление о реальности, в которой ей было бы хорошо, и она не терпит подлости. Она может вести себя как девчонка и все равно вызывает уважение.

Я выросла в очень консервативной семье, где девочки никогда не имели такого статуса, как мальчики. Я никогда не чувствовала, что мое присутствие в этом ­мире ценится, независимо от того, как много я трудилась. Меня не простили за то, что я родилась такой, какая есть (у меня аутизм). Я росла в эмоциональной изоляции – поэтому когда я увидела Зев, всё точно совпало. Многие девочки растут, чувствуя себя некрасивыми или неспособными заслужить любовь, из-за того, что у родителей иные приоритеты, затем они вынуждены выполнять «женские обязанности» и вести себя соответствующим образом, пытаясь заработать эту любовь. Расти с отцом-меннонитом похоже на жизнь в любой религиозной подавляющей среде, где женщине отведено её «место». В некоторой степени, мы видим это в происходящих с Зев событиях. Первый и второй фильмы буквально кричат о гражданах третьего класса, находящихся под пятой Его Божественной Тени, и этот мотив в шоу непосредственно обращен к женщинам, пережившим подобное моральное подавление. Это очень хорошо показано за столь короткое время. Героиня Зев потрясающе поэтична, и я чувствовала всю горечь, с какой она выросла.

Как раз когда я заканчивала это предложение, я получила твит:

«если бы 790 знал о @PinkyGuerrero (ник автора в Твиттере, очевидно – прим. перев.) он бы бросил Ксев и последовал за ней.»

[В тот момент] я сидела с публичной библиотеке, рыдая от нахлынувших чувств. До этого я умудрялась сдерживаться. Увлеченная изложением своих мыслей, я не знала, смотрел ли кто-нибудь на меня.

Совсем нечасто мне попадаются шоу, главные герои которых так много значили бы для меня. Не могу сказать, что испытываю чуства поклонницы, на самом деле, мое отношение к сериалу формировалось в течение многих лет. И впервые с тех пор, как появился Лексс, я рассказываю открыто, как он лично на меня повлиял.

Все любят Кая. Девочки, мальчики, головы роботов – каждый хочет любить Кая или быть Каем. Настолько он классный. Моей же первой реакцией на [образ] Кая было отвращение. Я до сих пор не могу этого объяснить. Это не связано с его полом или его видом, или с тем, что он убийца, или с тем, что он мертвый. Ничего из этого. Я думаю, это из-за несоответствия его способности интеллектуально осознавать и невозможностью эмоционально это переживать. Я это непосредственно ощущаю, в то время как другие поклонники воображают и наделяют его человеческими качествами. Я тоже торможу. В течение всей моей жизни мне довольно трудно совершать скачок от обработки информации к чувствам, вызываемым ею. Майкл в своем интервью говорил о характерных аутических чертах своего героя, особенно показанных в третьем сезоне, когда Кай пытается похоронить себя и Ксев спрашивает, что он делает, лежа в земле. Я проводила недели и месяцы, не общаясь со своей семьей и чувствуя себя комфортно в одиночестве. Это не значит, что я не люблю людей, на самом деле я очень их люблю. Но у меня эмоциональная отстраненность. Она обычно не свойственна фантастическим персонажам, а здесь – очень близкое попадание. Очень часто в жизни я просто не реагировала на людей и происходящие вокруг меня события, я казалась окружающим странной, холодной или равнодушной – ведь у меня практически все должно сначала проходить через фильтр интеллекта. Многие способы реагирования, которые я научилась копировать, я выдавливаю из себя только ради того, чтобы не умереть в одиночестве. В течение нескольких лет я очень много работала над приобретением навыков общения, у меня получается все лучше и лучше, но если я не слежу за собой, то в одно мгновение могу снова обратиться в статую. Я много думаю о таких моментах.

Мне очень интересно состояние реанимированного мозга Кая, каким образом протокровь влияет на синаптические процессы, как он воспринимаент мир – непосредственно или с помощью интеллектуальной реакции на самонаблюдение. Я сама получила образование в социологии, социальной психиатрии и неврологии (той части, что занимается работой мозга), поэтому меня очень интересует опыт Кая в целом. Когда другие поклонники переносят его образ в фанфики, я в уме разбираю каждую черту его характера, пытаясь понять смысл его существования, и есть ли такой смысл, и насколько такое существование ужасно. Никогда не иметь возможности отключить свою память, изведать ужас от того, что твое тело режут на части и затем собирают подобно игрушке, жить с мыслью, что твое тело было выпотрошено и набито чужеродным частями – кому захочется такого? Принесет ли возвращение к жизни невыносимую боль этой изуродованной плоти? Сама я никогда не понимала, как другие люди не замечают, что ему необходимо продираться через все эти сводящие с ума помехи, чтобы общаться с другими. Удерживать все это в мертвом мозгу и при этом оставаться «хорошим парнем» — ну просто живой пример для живущих в депрессии, когда все вокруг наслаждаются едой, сексом, — да чем угодно… Мне интересно, не поэтому ли стольким поклонникам подсознательно может нравиться Кай – ведь несмотря на то, что весь мир для него абсолютно черен, он находит способ сделать выбор (посредством других) и поступить правильно. Он куда мрачнее, чем Бэтмен.

Мне нравится Стенли Твиддл. С певого раза, как я увидела его, мне полюбился этот слабый, но мятежный человечек, потому что никогда нельзя предсказать, какой фортель он выкинет в следующий момент. Иногда такие люди находят неожиданный выход из такой глубокой задницы, и даже если этот выход не всегда крут, он начинает выглядеть круто. Стенли никогда не сдается, даже если вокруг совершенный отстой и все против него. И это очень напоминает меня – когда вокруг отстой, я злюсь и собираюсь с силами, чтобы превратить дерьмовый день во что-то хорошее, потому что я так хочу. Я ненавижу депрессии. Они преследуют меня всю жизнь, и это тот образ жизни, который мне хотелось бы свернуть в крендель и запустить обратно во Вселенную. Стенли Твидл – мой самый любимый фантастический герой, потому что та извращенная ирония, плывущая с ним через пространство-время заставляет меня смеяться, и даже когда я не в настроении пробуждает желание обнять людей за то, что они проходят через всякую гадость. Если кто-то мог досадить Его Тени, я очень рада, что это был Стенли, потому что он, как и все мы, идет по жизни спотыкаясь и упрямо надеется на лучшее, даже если единственный доступный выход – смириться [с действительностью].

Что же я могу сказать о самом Лекссе? Для меня все началось с большого жука на Showtime. Я видела рекламное интервью, где упоминался космический корабль в виде жука, биомеханическое существо, сконструированное генетиками и затем выросшее до чудовищных размеров. Как живой корабль, этот космический жук мог бы нести в себе грузы и команду, сравнимую с населением города, слушаясь капитана, имеющего «ключ». Этим ключом была био-кодированная программа, дающая возможность общения между жуком и капитаном, и это была самая замечательная вещь, виденная мною в космическом шоу. Я всю жизнь брезгала жуков, но я посмотрела на них по-другому с тех пор, как столкнулась с Лекссом. Сейчас они кажутся мне миниатюрными биологическими машинами, следующими простому генетическому коду, с примитивными чувствамии мыслями, как у Лексса. Я не знаю, так ли это, но я думаю это лучше, чем ненавидеть жуков просто за то что они – жуки. Лексс также боится пауков , как и я, однако я стала справляться с арахнафобией несколько лучше с тех пор, как мои взгляды на жуков поменялись.

Я могла бы написать целую книгу о героях и историях Лексса, но и написанное и так уже хватило бы на несколько постов в блоге. Напоследок выскажу ещё одну мысль: Лексс дает чувство спокойствия и бесстрашия, и, наверное, поэтому я так его люблю. Неважно, как плохо идут дела вокруг, насколько реальность огромна и мрачна, — команда Лексса неизменно проходит через всё это, оставаясь самими собой, помня, кто они и чего они хотят.

Добавить комментарий