Самый Любимый Зомби

Последний из Бруннен-Джи: Любимый фантастический зомби

Джаника Банкс 3 февраля 2014, перевод RJess

Оригинал: Last of the Brunnen-G: Sci-fi’s Favorite Zombie

Перевод и публикация с согласия автора.

Некоторые идеи этой статьи использованы мной при создании характера Кая в РИ «На службе Порядка», за что выражаю автору особую благодарность.

* * *

Он лишен собственной воли и надежд, обезглавлен и безгласен как никто другой, и при этом — самый страшный убийцa в обеих вселенных. Его ничто не могло остановить, пока в последнем из четырех сезонов Лекса в дело не вступил Принц, вручивший ему дар жизни. Из всех зомби, известных в истории в научной фантастики, Кай просуществовал самый долгий срок и совершил куда больше, чем любой другой живой мертвец.

При этом, как-то неуважительно называть Кая зомби. Да, он действительно оживлен после смерти и он не обрёл собственной воли даже после того, как получил назад свою память и частично — сознание. Также верно и то, что он абсолютно не чувствует угрызений совести или сожаления по поводу всех тех ужасов, которые совершал по воле Его Тени (тут можно подискутировать о загадке чисто рациональной оценки действий, без ощущения отвращения или горя). Однако, правда и то, что обретение собственных воспоминаний частично вернуло ему благородство — печально и как бы не по-настоящему — и осознание этого стало насмешкой над его теперешним существованием. Как правило, зомби не получают назад свою память и имеют куда меньше самосознания или индивидуальных черт.

В формировании столь уникального зомби как Кай, задействованы два важных компонента: во-первых, необходимая ему протокровь, и во-вторых — воспоминания, сохраненные насекомой сущностью в одном из Божественных Предков. Вырабатываемая насекомыми протокровь оживляла любую мертвую плоть, с которой контактировала. Но протокровь не содержит в себе какой-либо программы, скорее всего — это способ выживания Насекомых в периоды долгой спячки, особенно во время перемещений между планетами. Сущность или жизненная сила, которую также имели и могли выделить Насекомые, давала мотивационную программу и первичные воспоминания, передающиеся от Насекомого к Насекомому. Возможно, этот их величайший талант обеспечил им успех в тысычелетних войнах и управлении людьми, особенно за счет сохранения группового сознания или коллективного разума на громадном протяжении времени и пространства. В сериале не рассказано, как именно до начала повествования Насекомые были уничтожены — нам просто сообщают об этом. Но далее мы узнаем, насколько опасным может стать даже одно-единственное Насекомое.

Кай — зомби, превращенный биовизирями Кластера в абсолютное оружие. Некоторые части его организма полностью удалены и заменены механизмами под управлением встроенной программы, которая совсем не обязательно зависит от расположения центрального «процессора», такого, как его мозг. Перед тем, как Кай получил назад свою память, он был сложным роботом, запрограммированным на оценку относящихся к его задаче событий и немедленное исполнение приговора. После обретения собственной памяти он, похоже, получил возмозность блокировать или пересиливать это внутреннее программирование. Однако, когда его личная память оказывалась заблокирована какой-либо внешней причиной (приказом Брайзона, Мантридом или насекомой сущностью), или когда произошла ошибка в программе криокапсулы, или при каком-либо ином сбое — прежнее программирование снова брало верх, и Кай опять становился смертельно опасен для всех окружающих.

Можно сказать, что это делает Кая чем-то искусственным, навроде биоробота и прочих гибридных механизмов, создаваемых на Кластере, но ключевое отличие Божественного Убийцы в том, что он уже мертв. Их плоть, даже активированная протокровью, не способна жить по нормальным стандартам. Ему не надо отключаться для восстановления, как Боргу. Он не работает от батареи, как 790. Он ужасающим образом существует в состоянии телесного небытия, особнавая окружающее настолько, насколько позволяет обретенная память, но не в состоянии равноценно принимать участие в происходящих событиях. Даже зная разницу между правильным и неправильным, даже помня, что раньше у него были четкие мнения и сильные желания, он больше не может действовать согласно им по собственной воле. Он – духовный и интеллектуальный зомби, бесчувственный и отключенный из окружающего его мира живых. Кай был создан как удобный инструмент для выполнения действий, которые он сам счел бы раньше неприемлемыми. Более того, он умер, борясь против захватившей его в итоге силы. Он никогда не говорит, что чувствует по этому поводу, часто повторяя, что он вообще не может ничего чувствовать, тогда как кажется что он хотел бы почувствовать отвращение, если бы мог. Но у мёртвых нет предпочтений, склонностей, желаний… – длинный и часто цитируемый список.

Как и в других историях о живых мертвецах, можно ощутить горькое сочувствие несчастным зомби, когда кого-то, прежде любимого, приходится останавливать самым изуверским способом, дабы предотвратить новые убийства. Вместе с Каем мы погружаемся в черную бездну отчаяния, вызванного состоянием его истерзанной плоти, откуда нет возврата. Сериал Лекс ярко показывает мир человеческого геноцида и извращений, а также темные глубины общества, стоящего на грани выживания. Согласно сериалу, зомби, вампиры и многие другие (воможно, и Гигеротта тоже) возникли в ходе генетических экспериментов, и все происходят из Лиги 20 000 Планет под властью Его Тени. После того, как по указанию Его Тени тело Кая преобразовали в убийцу, Кай стал легендой среди еретиков Острал-Би. Никогда раньше не сталкивавшийся с этим народом Тодин узнаёт в Кае бруннен-джи через две тысячи лет после гибели их цивилизции. Тодин и его армия, скорее всего, видели в действии других Божественных Убийц и хорошо знали на что те способны – однако этот был особенный, и он подходил под описание утраченной расы.

Зев (а также Ксев и многие поклонники сериала) хотят увидеть Кая снова живым. По ходу истории мы узнаем, что даже если и есть способ его оживить, несчастное тело парня настолько искромсано ради того чтобы вместить все технические устройства, что возможность ожить для него невелика. Я рискнула бы предположить даже, что живое тело оказалось бы для него еще большей ловушкой, чем тело зомби, если с ним придет боль от того, через что пришлось пройти Каю. То, что протокровь автоматически берет приоритет на молекулярном и клеточном уровне и заставляет рассеченные ткани соединяться, не обозначает, что живые клетки не испытывают шока, начиная действовать снова. Тело Кая больше не исцеляется и не исправляется после того, как оно было переломано или разорвано, но оно связывается снова в слаженную машину. Не имея возможности изучить физиологию насекомых с нашей узкой точки знания, мы можем предполагать, что протокровь делала каким-то образом насекомых бессмертными, до тех пор пока предки Бруннен-Джи не нашли способ победить их. Если вспомнить, что Кай выдерживал очень сильные энергетические воздействия, можно допустить, что протокровь каким-то образом создает электромагнитный барьер вокруг проводящих тканей. Так или иначе, если бы из Кая можно было бы слить протокровь и вернуть его в прежнее человеческое состояние, он оказался бы очень слаб [если бы вообще смог выжить после подобного].

Сериал начинается с того, что Кай должен исполнять пророчество, и заканчивается тем, что Кай снова направляет свою муху в сердце опасности, чтобы предотвратить ее. Конец Кая горек и ироничен — после выигрыша в шахматы у Принца он получает жизнь только для того, чтобы потерять ее снова. После шеститысячелетней службы асассином-зомби, после убийств десятков тысяч и больше, после того, как он пережил всех своих соплеменников и две планеты предков, он, наконец, обретает покой.