Часть 9. История Элайвы

<< К оглавлению
Ньютаун был богемным районом, где тусовались разнообразные неформалы, творческие люди, молодёжь, студенты и бездельники. Лавируя в плотном вечернем трафике, Крис недоумевал, почему Элайву понесло в эту пёструю толпу. «Мамма Миа» оказалась небольшой дешёвой пиццерией с пластиковой мебелью. Под потолком плавал сигаретный дым, смешивашийся с запахами пригоревшего сыра и пепперони. Только сейчас Крис понял, что ужасно проголодался. Элайва сидела в самом дальнем углу за маленьким столиком. Она выглядела какой-то испуганной, как студентка перед первым экзаменом. Похоже, она тоже пришла совсем недавно. Крис сделал заказ и направился к ней, улыбаясь во весь рот.

— Спасибо, что пришёл, — Элайва заговорила первой, но, как показалось Крису, устало и без всякой радости, — Спрашивай сначала ты. Наверное, у тебя много вопросов.

— Недавно было очень много, — согласился Крис, — но сейчас остался всего один, да и тот короткий: что это за чертовщина творится?

Элайва улыбнулась уголками губ:

— Вопрос по существу! Ладно, начну по порядку…

Она говорила тихо, и Крису пришлось подвинуться к ней совсем близко, чтобы различать слова, тонувшие в окружающем шуме.

— Всё началось, когда я ещё была студенткой. Помимо психологии, я тогда очень увлекалась разным, как его часто называют, «непознанным»: восточные духовные практики, энергетика человеческого разума, альтернативные теории происхождения жизни, космос и инопланетяне… Читала всё подряд, что только могла найти, и на разные тусовки ходила. Там я познакомилась с Айрин и Дианой. Айрин училась на психотерапевта, а Диана — на журналиста. Мы крепко подружились тогда, часто встречались, обсуждали новые статьи, делились тем, что смогли узнать, экспериментировали…

— Тайное общество? — улыбнулся Крис, — Oт сестры cлышал, что в университетах таких обществ по дюжине на каждом курсе!

— Наше не было тайным. Когда у Айрин появился парень, он тоже начал приходить к нам. И ещё другие ребята. Парень Айрин был заядлым радиолюбителем. Он собрал мобильный приёмник с параболической антенной. Мы выбирались на выходные в пустыню, смотрели на звёзды, слушали звуки космоса… это было здорово!

— Москитов кормили, — неловко пошутил Крис, испытав резкий укол зависти: ведь он бы с удовольствием сам отправился туда!

— И москиты тоже были, конечно, — совсем не обиделась Элайва, — в общем, все было бы замечательно, если бы ни Дианка… Она постоянно строчила какие-то статейки в жёлтые газеты. Мы ее много раз просили не писать о наших наблюдениях — собственно, там и писать-то было не о чем, — но прожжёный журналист, каким она себя считала, разве послушает! Kак будто разбирало её — написала! И электронный адрес нашего «клуба» дала. Ох, и поругались же мы тогда… Но слово не воробей, там более — печатное слово. Из-за той статьи к нам тогда много разного народу пришло. Некоторые остались — и не только стyденты, но и преподаватели. В том числе и Профессор Кокс. Представляешь — оказалось, он тоже в свободное время уфологией интересуется! Профессор позволил переоборудовать свой старый фургон под мобильную наблюдательную станцию: мы установили на него тот самый приёмник, камеры, даже небольшой телескоп с фотоаппаратом… При такой машине мы чувствовали себя настоящими исследователями и начали выезжать в пустыню намного чаще и дальше. С Дианкой мы помирились, а она от важности так и раздулась: мол, это из-за её статьи наши дела так хорошо пошли. А ещё она тогда в профессора влюбилась по самые уши, прямо бегать за ним начала.

А дальше всё и случилось… Сначала получили мы радиограмму. И даже не на наш «космический» приёмник, а на обычный, коротковолновой. Содержание передачи было таково, что якобы на лунной орбите мотается корабль внеземной цивилизации, способный одним выстрелом взорвать всю нашу планету, если их капитану не будет немедленно обеспечено общество земных женщин… хм… лёгкого поведения…

— Ну так за чем дело стало? Неужели некому было спасти нашу прекрасную планету? — усмехнулся Крис.

— Не перебивай, остряк! Я тогда говорю — это шутка. А наш радиолюбитель все твердит о каком-то «смещении», «неправильности сигнала» и «экспоненциальном затухании» — как будто эти глупости и впрямь из космоса передаются, откуда-то со стороны Луны. Я говорю: значит, космонавты на МКС от скуки пошутить решили… А он расссердился, спрашивает, понимаю ли я, что после таких шуток им лучше на Землю вообще не возвращаться?! Короче, вычислил он координаты, и поехали мы на этот раз не в пустыню, а в Ватаганский парк — знаешь его? Нa окраине, не очень далеко отсюда.

— Знаю конечно, — кивнул Крис.

— Приехали мы, сидим, ждём. Ночь еще такая холодная была! У меня зуб на зуб не попадал. Дианка всё к профессору с разговорами льнёт, тот не знает, куда деться… В общем, ничего особенного, за полночь уже, вроде бы мы уже назад засобирались… Вдруг я смотрю — над городом как будто и впрямь что-то огромное зависло, звёзды загораживает. Я подумала, что туча, а тут Айрин шепчет: Есть ещё передача! И ну на все кнопки давить, чтобы записалось. А там такое, что мне и повторять стыдно… бред сумасшедшего поэта – типа, мертвец мой возлюбленный покинул меня, и не поцеловать его в макушку мне больше никогда… а дальше и вовсе срам.

Мы хихикать начали, но затем вдруг глядим — опускается что-то еще, а звук не как у двигателя, а словно большая муха крыльями жужжит: ЗЗЗззз….

Если ты помнишь парк, там у подножия холма — фермерские поля. Муха к ним снизилась сначала, а потом как-то странно крыльями бяк-бяк-бяк, и — вбок кругами, вскоре упала в кусты на склоне. Мы уже и смеяться забыли, заметили место, куда муха упала, и рванули туда.

Элайва глотнула кофе, переводя дух.

— И с чего бы это? — спросил Крис, воспользовавшись паузой в рассказе.

— Не знаю точно. Мы когда проежали мимо, оттуда химией какой-то воняло. Наверное, вредителей травили… Ох, экологов на этих фермеров нет!

Крис подвинул к ней круглую дощечку с пиццей: Угощайся.

Та кивнула, взяла кусок, и продолжила рассказ:

— Упавший аппарат, котоорый мы так и обозвали «мухой», вскоре нашёлся. Он действительно был похож на гигантскую муху или мотылька: лапы, крылья, тело… Только головы не было, а вместо неё — что-то вроде кабины с прозрачными выпуклыми стёклами… Муха лежала на боку, и, очевидно, сдохла еще до того, как мы приехали. А невдалеке мы нашли его…

— Зелёного человечка с большими черными глазами?

— Если бы! Того самого парня, которого ты видел в холодильнике.

Крис покачал головой, но Элайва продолжила:

— Мы ни за что бы не обнаружили его, если бы он сам не пошевелился. Он лежал в нескольких метрах то своей мухи, ниже по склону. Казалось, он совсем не ранен. Когда я подошла, он открыл глаза, но сказать ничего не смог. Мы сделали носилки и с трудом вытащили его к фургону. Он оказался ужасно тяжелым!

Мы отвезли его в университетский госпиталь, где тогда работал профессор Кокс. По дороге сознание парня вроде бы как прояснилось, но он все равно говорил такие странные вещи, что казался не в себе. В том числе – что его надо заморозить. В клинике Профессор попробовал сделать некоторые анализы — взять кровь, например.

— И что?

— А то, что у него ничего не получилось! Вместо крови у парня оказалась какая-то густая прозрачная жидкость, в которой не было ни одного эритроцита! И вообще — ни одной молекулы нормального белка! Да что там белка… ни одного атома углерода!

— Углерода? — переспросил Крис, — А он тут при чем?

— Углерод — строительный элемент наших тканей, — пояснила Элайва, — ты как будто в школе не учился… Так вот — у него оказался то ли кремний, то ли вообще какая-то непонятная хрень! Короче, у трупа анализы были бы лучше… А уж когда мы ему рентген сделали… Профессор и вовсе дар речи потерял на какое-то время: смотрел на снимки и глазами хлопал. Я тоже, чесьно говоря! Ведь вроде он как человек, а внутри — куча механизмов каких-то, провода, плавно переходящие в нервы! Ей-богу, не вру — металл переходил в органику, или что там у него… Мы даже не заметили как утро настало. Народ на работу потянулся. Тогда Профессор согласился заморозить парня в больничном морге. Это оказалось весьма кстати — на следующий день нагрянули военные, они нашли «муху», конфисковали все наши записи и фото, допросили каждого… Хорошо, что мы условились не упоминать про парня!

— А что же — на фото того парня не было? — удивился Крис.

— К счастью для нас — не было. Когда мы не наго наткнулись, было уже не до фото, мы сразу вспомнили способы оказания первой помощи и старались, отбросив камеры, — Элайва вздохнула, — оживить его…

— И что стало с вашим «тайным обществом» потом?

— Нетрудно догадаться… В конце концов нас прикрыли без лишнего шума. Парню Айрин предложили место радиста на какой-то военной базе, она тоже с ним уехала, и сейчас даже не пишет. Дианка просто испугалась и отправилась к родителям на ферму. Я-то думала, что она с тех пор будет брать интервью у только у кур и коров…

Остальные потеряли интерес. Остались я и Профессор. И тот парень в морге. Вскоре Профессор выкупил этот старый особняк, и открыл в нём частную клинику.

Но мне кажется, что военные продолжали следить за тем, что он делает.

 

К тому времени я уже заканчивала учебу и думала об аспирантуре. Профессор предложил мне пойти к нему. Я отказалась сначала, его тема не показалась мне интересной. Но потом он рассказал, что сберег того парня, и что он на самом деле — не мертвый.

— То есть — живой?! Но живые не спят в холодильнике при минус восемнадцати! — довольно громко возразил Крис, и Элайва дернула его за рукав:

— Тихо! Он не такой, как мы. Нам удалось его обследовать, это потрясающе! Но я теперь не знаю, что делать… Похоже, недавно на нас обратили внимание опять. Может, не без помощи Дианки — это её ты видел со мной за столом сегодня. Вроде бы как её неожиданно пригласили в «Обозрение», и она вернулась в город. Но не верится мне, что ее пригласили за журналистские заслуги! Мне кажется, она приехала по специальному заданию.

Несмотря на то, что в пиццерии было довольно жарко от работающей печи, Элайва дрожала. «Похоже, даже у железных леди иногда сдают нервы,» — подумал Крис.

— Ладно, послушай, — он бережно накрыл своей ладонью её маленькую сжатую руку, — если ты не доверяешь этой Диане — спровадь её куда-нибудь. Покажи что-то самое занудное и неинтересное. Такое, чтобы вся охота следить пропала.

Элайва кивнула и слабо улыбнулась.

— И ещё, — решился Крис, — я сначала думал, что мне показалось, но, после твоего рассказа, пожалуй, нет… Думаю, я видел над городом то же самое, что и вы. Оно закрывало звёзды, а потом улетело в сторону Луны. Как раз в тот вечер, когда у меня был выходной, позавчера. Я был в Ватаганском парке. Там с холма открывается отличный вид на город.

— Правда? Это же здорово! Значит, они все еще ждут его!

— Кто кого ждёт?

— Команда ждёт возвращения Кая. Того парня, что ты видел в холодильнике. Он так называет себя. Он просил вернуть его к команде, но Профессор не хочет. Говорит, такой экземпляр упускать нельзя. Обещает сделать всё возможное, чтобы Каю было хорошо… Меня позвал помогать, участвовать в исследованиях, а на самом деле… — Элайва вдруг осеклась на полуслове, вытащила из кармана пачку тонких сигарет, и закурила. Некоторое время она просто молча смотрела на облачка сизого дыма, словно не зная, что сказать дальше.

— Так что — на самом деле? — поторопил её Крис.

— На самом деле — он взаперти и ему скучно, — тихо продолжила она, — Знаешь что… ты ведь все равно его уже видел — приходи как нибудь послушать, что он рассказывает.

— Обязательно, — пообещал Крис, — ты мне только дай знать, когда можно. Всю жизнь мечтал познакомиться с инопланетянином… «или очень изобретательным психом-экстремалом,» — добавил он про себя, всё ещё не зная, насколько можно верить сказанному Элайвой.

Та улыбнулась:

— Я тебя позову, когда Кай не будет спать и когда не будет Профессора.

Оказалось, что Элайва живет в Ньютауне, в квартире, которую сняла, еще будучи студенткой. Немного попетляв по заполненным слоняющимся народом улицам, Крис остановил свой мотоцикл у небольшого домика в неожиданно уютном переулке.

— Пока, — тихо сказала Элайва, — увидимся в клинике. Не знaю ещё, правильно ли сделала, рассказав тебе все это. Не болтай ни с кем, особенно с Парснипом, пожалуйста.

— Не буду, — заверил её Крис, — я ведь уже обещал!

Назад Часть 8 Продолжение следует…

Добавить комментарий