Часть 8. Ночной Жук

<< К оглавлению

Хорошо,  что следующий день у Криса был выходной. Отоспавшись после бессонной ночи, он приготовил нехитрый обед и уселся перед вагончиком с кружкой крепкого кофе. Конечно, в холодильнике стояло пиво, но сейчас ему была нужна ясная голова. Июльское солнце уже высушило следы вчерашней грозы, снова было жарко. Соседская собака уселась неподалёку, лениво водя в пыли хвостом — напрашивалась на угощение. Крис кинул псу половину сосиски и заскрипел мозгами.

Во-первых, подумал он, кто еще из персонала клиники в курсе происходящего на самом деле? Конечно, Элайва и сам профессор. А вот остальной персонал — вряд ли. Даже Бартольд, которая, похоже, просто верный боец с «лексианством». Вон как она отчитывала ту молодую врачиху за скорпионов на веревочках! Знает ли она на самом деле, что это такое, или просто следует правилу, что образ скорпиона должен будоражить воображение пациентов? Крис-то, благодаря тому не пожелавшему стричься воину-романтику, теперь знал, и был уверен — этих скорпионов еще наделают. Надо будет ещё подкинуть ребятам идею вырезать их из коробочек от соков — те внутри уже серебристые, красить не надо… Стоп! Конечно, говорят, что психические болезни не заразны, но вдруг лексианство все же передаётся воздушно-капельным путём?! Вот он сейчас уже сидит, пьёт кофе и размышляет, как лучше изготовить «оружие божественного убийцы»… Мда.

Крис отхлебнул остывающего кофе и вернулся к прерванному размышлению. Знает ли Парснип о подземном ходе, ведущем во флигель? У него был ключ от подвала, он показывал, где стоит генератор … То есть, может и знать. Но, с другой стороны, он абсолютно не любопытен, если только дело не касается женщин. Вряд ли он хоть раз пробовал заглянуть в ту дверь.

Надо поговорить с Элайвой начистоту. Может быть, после вчерашнего она согласится на кофе? А вдруг ей нравится тот парень из холодильника — Кай, или как там бишь его зовут? Как она с ним ласково говорила! Хотя она со всеми пациентами так — они тогда охотнее слушаются.

Мысли продолжали беспорядочно скакать с одного на другое, несмотря на все усилия Криса направить их хоть в какое-то русло. К тому же шишка на затылке саднила… Так что Крис прибег к своему испытанному средству — завел мотоцикл и отправился за город — благо, до парка совсем недалеко.

Выкатившись за город и изрядно попетляв по серпантину, Крис поднялся на самый верх холма и лег в траву,  уставившись в темнеющее вечернее небо, где уже начали загораться первые звезды. Теплый ветер тихо шуршал сухой травой на склоне, и ему на секунду показалось, что он снова в скаутском лагере, мечтает перед вечерним костром. Затем его мысли вернулись к странной психушке, куда он оказался заброшен по воле случая. Oн подумал, что неплохо бы позвонить сестре — ведь та оказалась совершенно права, предупреждая его насчет профессора. Но тут же отказался от этой мысли — не стоило впутывать в эту и без того мало понятную историю ещё и Эмили. Надо попробовать разобраться самому.

Интересно, что такое это «лексианство»? В юности он листал отцовские справочники по психическим болезням в поисках способа поизощрённее подразнить учителей и одноклассников — но там такого термина точно не было. Пожалуй, без помощи Эмили он точно не обойдётся.

Вдруг какая-то крупная тень проплыла над городом, закрывая собой звезды. Дирижабль? Городская рекламная контора располагала таким, на него цепляли флажки и транспаранты и запускали в хорошую погоду. Но кому могло прийти в голову делать это ночью, когда ничего не видно, и все порядочные горожане сидят дома перед телевизорами?! Может быть, во время грозы он сорвался с привязи и отправился в свободный полёт? Или это у меня перед глазами темнеет оттого, что я головой долбанулся вчера?  Крис потёр глаза и сел, пытаясь разглядеть большой, но почти неразличимый силуэт в ночном небе. Странная форма, слишком узкая для дирижабля… Тот продолжал двигаться, то ли уменьшясь, то ли удаляясь, затем подобно мультяшному Санта-Клаусу скользнул по диску Луны, и, наконец, совсем пропал.

Да уж — это покруче поездки в пустыню будет! — растерянно пробормотал Крис, и начал спускаться по узкой дорожке, что в темноте было весьма непростой задачей.

Вернулся в караван-парк он очень поздно, и тут же повалился на диван. Однако, несмотря на усталость, сон не приходил, и перед глазами продолжали мельтешить впечатления прошедших суток, особенно — беззвучно пролетевший над городом аппарат, весьма неприличных, кстати, очертаний. Почему-то, Крису казалось, что это как-то связано с больницей Кокса… Но почему, как? И уже почти засыпая, он вдруг вспомнил карандашные наброски, мельком виденные в палате того замороженного: гигантские насекомые на фоне космических просторов. И тут же захрапел, не успев додумать эту мысль.

Очередная рабочая неделя Криса началась совершенно обычно. Он освободил от мусора  ещё одну комнату и подмёл, как мог, рваный линолеум. Жизнь в клинике тоже шла своим чередом, казалось, прошедшая гроза не оставила никаких последствий. На этаж Криса сегодня несколько раз поднимались работники вызванной еще на прошлой неделе Бартольд службы санитарной обработки — травили сверчков, брызгая чем-то по углам. Одурманенные отравой букаши повылезали из щелей, тем самым немало возбудив воображение обитателей мужского крыла: уже знакомые ему Томас и Мэтью затеяли беготню по коридору, называя её «Великой Битвой с Насекомыми», кто-то распевал воинственный гимн на непонятном языке и предсказывал, что расе членистоногих никогда не одержать победы над человечеством. Впрочем, Крис в этом не сомневался.

К обеду с несчастными сверчками было покончено, а Крис совсем успокоился, решив, что его ночная вылазка прошла незамеченной. Когда он спустился в столовую, там оказалось неожиданно многолюдно. К своему удивлению, Крис разглядел Элайву. Она сидела за столиком с какой-то девицей — худощавой и настолько прямой, словно она проглотила жердь. Стрижка-каре и очки в массивной оправе голубого цвета дополняли этот унылый образ. Девица сосредоточенно жевала какой-то салат, иногда задавая Элайве короткие вопросы. Та негромко отвечала. Крис хотел было подойти к ним, но Элайва, как бы ненароком встретившись с ним взглядом, отрицательно покачала головой: не надо. Увлеченная салатом девица не обратила на это внимания, а Крис понимающе отвернулся, сел на свое прежнее место и принялся за еду. Кисель сегодня был апельсиновый. Час от часу не легче!

Когда до конца смены оставалось совсем чуть-чуть, и Крис отдыхал, усевшись на подоконнике в коридоре, Элайва неожиданно заглянула сама:

— Надо поговорить, — тихо, словно боясь, что на пустом этаже её может услышать кто-то кроме Криса, начала она, — Я буду сегодня в кафе «Мамма Миа» на углу улиц Алисон и Лилидейл в Ньютауне. Прийдешь?

— Хорошо, — согласился Крис, соображая, что до Ньютауна придется ехать довольно долго, — Во сколько?

— Скажем, в семь.

— Угу, — кивнул Крис, решив, что успеет.

Но едва он собрался сказать что-то более вразумительное, как в кармане Элайвы запищал пейджер. Она взглянула на экранчик и тут же заторопилась вниз, коротко бросив Крису:

— До вечера!

Назад Часть 7 Часть 9 Вперёд

Добавить комментарий