Часть 6. Тайный пациент

<< К оглавлению

Не решившись воспользоваться лифтом, Крис рванул наверх, перепрыгивая через ступеньки. Миновав два лестничных пролёта, он снова оказался в знакомой обстановке: тёмный больничный коридор с выходящими в него дверями палат, в противоположном конце которого слабо светилось утренним светом полукруглое окно над входной дверью. Пост дежурной был пуст, возле него слабо поблескивало колесо перевернутого кресла-каталки. В коридоре царило запустение, и Крис понял, что он оказался в одном из заброшенных флигелей, принадлежавших лечебнице. Впрочем, это он раньше считал, что флигеля заброшены – теперь он уже не был в этом уверен. Но за первой же дверью он увидел пустую и унылую больничную палату с парой старых пружинных коек и сломанными тумбочками – ничего интересного.

Вернувшись в коридор, Крис заметил на одной из дверей современный замок, такой же, как в подземной лаборатории. И он понял, что не остановится – взялся за ручку, и… день, а точнее – ночь открытых дверей не закончилась. На этот раз Крис оказался в комнате, мало напоминавшей больничную палату. Она больше походила на номер-люкс дорогого отеля: утренний ветерок колыхал длинные полупрозрачные шторы, в углу, вокруг низкого столика уютно располагались диван и пара глубоких мягких кресел, пол комнаты был застлан мохнатым узорным ковром… Не слабо! – присвистнул осмелевший Крис, обходя это жилище. В шкафу со стеклянными дверцами он разглядел книги и какие-то безделушки, похожие на детские поделки. На большом столе напротив окна стоял большой букет свежих калл-белокрыльников в массивной вазе, а также стакан с остро отточенными цветными карандашами. Там же лежали несколько набросков, которые, впрочем, было трудно рассмотреть в слабом утреннем свете – стрекозы, какие-то руины, люди в пёстрых одеждах, огромные насекомые… Возле другой стены стояла кушетка, накрытая пестрым покрывалом, с парой высоких подушек в нарядных наволочках.

Пока Крис растеряно оглядывал убранство комнаты, гадая, кто и для чего обставил ее с такой роскошью, почти совсем рассвело. И тут он обнаружил в углу комнаты предмет, наполовину скрытый ширмой и совершенно не гармонирующий со всей остальной обстановкой: большой горизонтальный холодильник, вроде используемых в супермаркетах для мороженых продуктов. Он был включен – компрессор издавал низкий монотонный гул. Крис подошел, но, заглянув внутрь через стеклянную крышку, тут же отшатнулся и некоторое время не мог собрать свое мужество, чтобы посмотреть снова и убедиться, что ему не показалось.

К ужасу Криса – ему не показалось. В холодильнике действительно лежал человек. То есть, наверное, уже не человек, а труп. Крис вгляделся в лицо с закрытыми глазами, особенно бледное в утреннем свете, обрамленное рассыпавшимися по подушке черными волосами. Тело было до подбородка накрыто простыней. Казалось, он просто спит глубоким безмятежным сном. Десяток мыслей и догадок пронеслись в голове Криса моментально, словно банда байкеров по фривею, оставив за собой лишь отчаянный стук крови в ушах. Крису показалось, что его пальцы примерзли к крышке холодильника, а взгляд прикован к лицу неизвестного мертвеца: тот казался ему смутно знакомым, хотя Крис никак не мог вспомнить, где и при каких обстоятельствах он мог его видеть.

Из оцепенения Криса вывел звук открывающейся двери лифта. Выскакивать в коридор было уже поздно, поэтому он метнулся к ближайшей двери, за которой оказался аккуратный и современный санузел. Не прикрыв дверь до конца, Крис припал глазом к щели. В ту же секунду в комнату вошла… доктор Элайва. Перед собой она катила тележку, на которой стоял термос и лежало еще что-то, накрытое салфетками. Она включила верхний свет, по-хозяйски отодвинула ширму, подошла к холодильнику и отключила его. Затем отодвинула стеклянную крышку и помахала над ним полотенцем, выгоняя морозный воздух. Подойдя к окну, она распахнула его, наполнив комнату утренним птичьим гомоном. Наблюдавший за этим Крис ничего не понимал. Элайва поставила термос на стол, достала снизу тележки широкую махровую простыню и снова подошла к холодильнику:

— Ты уже проснулся, Кай, — негромко и ласково произнесла она, — давай, не притворяйся, вылезай. Доктор велел разбудить тебя сегодня.

— У меня нет никакой мотивации вылезать, — донёсся из холодильника слабый, но вполне уверенный голос.

Крис так и присох к своему месту – значит, спавший в холодильнике – не мертвец? А что же он тогда за экстремал такой?!

— Я принесла тебе свежий кофе, — доброжелательно уговаривала его Элайва.

— Он не помогает, вы знаете. Я слабею с каждым разом, и мне лучше оставаться в криостазе…

— Мы делаем все возможное, — продолжала Элайва, — потом, ты обещал слушаться доктора. Или сюда.

Бледная рука схватилась за край холодильника, потом наружу показалась голова с копной черных волос, и, наконец, он вылез целиком. Кожа парня блестела, как будто он действительно только что был заморожен, и сейчас на ней собиралась влага. Элайва вытерла его полотенцем, и он уселся в кресло. Она открыла термос, и по комнате разлился аромат свежего кофе.

— У меня нет желудка, — медленно и как бы печально проговорил отмороженный.

— Не выдумывай, — отрезала Элайва, вручая ему пластиковый стаканчик, — я видела томограмму. Все твои внутренние органы, в том числе желудок, на месте. Пей.

Парень поднес ко рту стаканчик. Тут Крис заметил, что правая рука и грудь у него забинтованы, но это совершенно не сказывалось на движениях – как будто травмы не причиняли ему никаких неудобств.

Пока он пил кофе, Элайва покатила к креслу стойку капельницы, и закрепила на ней прозрачный пластиковый пакет с какой-то жидкостью, подписанный от руки:

— Вот, это получилось более удачно и должно тебя взбодрить, — сказала она, прицеливаясь иголкой в вену на левой руке парня – правой, забинтованной от запястья до локтя, он всё ещё держал стаканчик.

Крис пытался разобрать, что же за препарат находится в капельнице, и, когда Элайва шагнула в сторону, он смог прочесть: 2-38. Это значило… Перед глазами Криса поплыли тараканьи лапки в мутном растворе, виденные в лаборатории химика-энтомолога…

Элайва невольно вздрогнула от раздавшегося из туалета грохота: это могучий Крис Йохансен упал в обморок.

Назад Часть 5 Часть 7 Вперёд