Часть 5. Гроза

<< К оглавлению

Выпонять работу Парснипа в вечернюю, и особенно в ночную смену, когда ворота клиники закрывались, было наискучнейшим занятием. Камеры наружного наблюдения после наступления темноты переключались в инфракрасный режим и показывали пустые дорожки сада, пациенты расходились по своим палатам, а дежурный персонал клевал носом кто в ординаторской, а кто – на посту в коридоре. Крис тогда выходил в холл, где было огромное арочное окно, из которого открывался великолепный вид на окрестности, и любовался огнями ночного города.

Время его дежурства уже подходило к концу. Вечер был душный, с обеда в небе начали собираться кучевые облака, издали доносились раскаты грома, но гроза все никак не приходила.

Нинель Хоуп суетилась в женском отделении. До Криса доносился её голос:

— Ну же, голубушка, ложитесь… Вот и голова вашего красавца. Поставьте на тумбочку, не надо под одеяло, а то помнёте ему причёску. Да-да, он прекрасен, я знаю. И он тоже очень хочет спать! Вот умница… Спокойной ночи, Хелен. К вам это тоже относится, Энн! Нет, ничья тень в дамском платье тут не ходит. Отдыхайте, это просто гроза…

Едва Нинель вышла из палаты, как молния осветила коридор, словно фотовспышка, на мгновение ослепив Криса, и тут же ударил гром такой силы, что всё здание затряслось. Задребезжали окна, заморгал слабый ночной свет… и погас. Вот беда! – Нинель шарила в поисках фонарика. Нащупав его, она позвала:

— Крис, ты ещё тут?

— Да, миссис Хоуп, — отозвался он, вглядываясь в темноту за окном, — Похоже, весь район без света остался.

— У нас в подвале аварийный генератор. Знаешь, где? Он почему-то не запустился. Можешь проверить?

— Конечно, Парснип показывал мне. Сейчас схожу.

Крис взял ещё один фонарик, и пошел в подвал. Генератор, почему-то-то не включился автоматически, но был в полном порядке, и Крису удалось запустить его с первой попытки. Крис постоял немного, прислушиваясь к звуку его равномерной работы, и уже было собирался вернуться наверх, как вдруг его внимание привлекла приоткрытая дверь в конце коридора. Он бы не обратил на неё внимания, если бы не узенький луч голубоватого света, пробивавшийся из-под неё: словно помещение за дверью обеззараживалось ультрафиолетом. Осторожно, стараясь ни на что не налететь, Крис приблизился к двери и прислушался. В подвале царила почти полная тишина, нарушаемая разве что звуком генератора. Крис нащупал ручку, и медленно потянул старую дверь на себя, мысленно молясь о том, чтобы она не оказалась скрипучей. На удивление, дверь не издала ни звука. Теперь Крис мог заглянуть в образовавшуюся щель.

Его изумлённому взору предстал коридор, стены, пол и даже сводчатый потолок которого были облицованы светлой кафельной плиткой. На стенах были закреплены небольшие диодные светильники, испускавшие довольно слабый голубоватый свет. Больше ничего разглядеть было нельзя, потому что коридор плавно изгибался, уходя влево и вниз. Свет постепенно слабел – видимо, они срабатывали от датчика движения. Значит, кто-то здесь был совсем недавно и забыл запереть дверь?

Сердце Криса учащенно забилось: «Во дела! Интересно, зачем в этой дурке подземный ход из кладовки, да еще к тому же с таким современным освещением? И кто мог ходить тут, если из дежурных в корпусе остались Нинель и мой сменщик?»

Но вот призрачное освещение подземного хода совсем погасло, и коридор погрузился в кромешную тьму.

Постояв ещё немного, Крис решился, снова потянул на себя бесшумно открывшуюся дверь и шагнул в коридор. Голубоватый свет тут же зажегся снова. По плавно уходящему вниз полу Крис легко зашагал вперёд.

Коридор оказался неожиданно длинным. Пару раз он слегка изгибался, так что Крис потерял чувство направления и уже не мог сказать, в какую сторону от главного корпуса он ушел и насколько глубоко сейчас находится. Но вот за очередным изгибом дорогу ему преградила дверь – самая обычная, открывающаяся в обе стороны прозрачная двустворчатая дверь без ручек, какие обычно устанавливают в больницах, чтобы провозить каталку. За дверью коридор продолжался, а справа Крис увидел ещё одну дверь: массивную, оснащённую кодовым замком, с небольшим окошком сверху. Крис попробовал заглянуть в окошко, но по сравнению с освещённым коридором помещение казалось совсем тёмным. Повинуясь любопытству, которое уже не раз втравливало Криса Йохансена в различные неприятности, он надавил на ручку двери. Конечно, один вид внушительного кодового замка оставлял мало надежд на то, что дверь не заперта – однако неожиданно она поддалась – легко и беззвучно.

Лишенная окон просторная комната не была совсем темной – её подсвечивало тусклое дежурное освещение, как обычно бывает в больших лабораториях. Вдоль стены в два ряда стояли широкие толстостенные стеклянные цилиндры, или даже колонны. Подойдя ближе, Крис разглядел, что в них что-то постоянно копошится, шевеля усами и ножками, извиваясь и скользя по гладким стеклянным стенкам. Какие-то сороконожки, мокрицы, толстые белёсые личинки, черви и обычные рыжие тараканы составляли эту обширную и странную коллекцию. Криса невольно передернуло, хоть он никогда не отличался брезгливостью, но в таком количестве… Конечно, он слышал выражение, что у ненормальных людей в голове заводятся тараканы, но никогда не воспринимал его буквально. Кроме того, несмотря не то, что цилиндры были закрыты, в помещении витал острый душок, слегка напоминающий гнилостный – запах насекомых. Крис почувствовал, что его начинает подташнивать, и зашагал быстрее, чтобы как можно скорее миновать ряды стеклянных цилиндров. Затем он увидел приспособление, очевидно, предназначенное для работы с этими самыми цилиндрами – пресс. Крис остановился, уставившись на круглый поршень, к которому пристал раздавленный таракан. Получается, здесь разводят всю эту членистоногую дрянь, чтобы давить её затем прессом?! До такого мог додуматься только самый настоящий псих, причем имеющий средства и возможности для оснащения этой подпольной лаборатории… Очевидно, это не один из пациентов, проходящих тут лечение!

За прессом, в закрытом вытяжном шкафу, работала сложная перегонная установка: узкий язычок газового пламени разогревал на водяной бане содержимое большой круглой колбы, пар от которой устремлялся в хитросплетение стеклянных трубок, змеевиков, воздушных холодильников и подогреваемых емкостей. Некоторое время Крис зачарованно следил за эволюциями то летучей, то густой и вязкой опалесцирующей субстанции, в конце концов скатывавшейся редкими ленивыми каплями в укреплённую на отдельном штативе колбу-уловитель. Но когда он перевел взгляд на сосуд с вяло колышущимся исходным сырьем для перегонки, его желудок вновь съёжился от рвотного спазма: в мутноватой жидкости плавали усики и лапки… Зажав руками рот, Крис отвернулся. Стоявшее у другой стены оборудование выглядело совершенно обычно, то есть не совсем… Пару раз ему приходилось бывать в лаборатории матушкиного института, и он знал, как выглядят установки для хроматографического анализа и масс-спектроскопии. Кроме того, он знал, сколько они стоят, и готов был поклясться, что это сравнимо с годовым бюджетом данной психушки! И они были приобретены для анализа вытяжки из тараканьих кишок… Недоумевающий Крис взял со стола распечатку. Она намокла с одной стороны, цветные чернила расплылись, но понять содержимое было можно: график представлял собой сравнение масс-спектра «контр. обр.» и «обр. 2-38». Основные пики совпадали – по всей видимости, помешанный на насекомых химик должен быть доволен…

Крис положил распечатку обратно на стол, и собрался было уйти, как его взгляд выхватил ещё кое-что, не похожее ни на что из виденного ранее: небольшое электронное устройство, напоминающее обычный микроконтроллер, лежало на паре тонких стеклянных палочек так, чтобы его контакты касались поверхности жидкости, заполнявшей высокий стеклянный сосуд. Судя по небольшим пузырькам, поднимавшимся со дна, жидкость была хорошо аэрирована, словно предназначалась для хранения живых органов, как в фантастических фильмах. По мере погружения в неё тонкие металлические контакты начинали изгибаться и колыхаться, будто превращались в нечто более лёгкое и органическое. Цвет их тоже менялся с серебристо-блестящего на белесовато-желтый, они ветвились и утончались, как волокна нервной системы, обрываясь у самого дна сосуда, словно обрезанные скальпелем.

Тут в голову Криса пришла спасительная мысль: а что если он просто задремал на дежурстве и все это – просто такой яркий сон? Изо всех сил он ущипнул себя и тут же чуть не подпрыгнул от совершенно реальной боли: нет, он не спал! Нервные окончания непонятной микросхемы колыхались в стеклянном цилиндре, словно щупальца медузы, в другом конце комнаты возились насекомые, и если прислушаться, можно было даже уловить слабый звук тысяч копошащихся лапок… Решив, что он увидел достаточно, Крис на цыпочках подкрался к двери и выскользнул в коридор, тут же услужливо осветившийся своим мертвенным светом. Впрочем, коридор закончился – он упирался в двери лифта, сбоку от которого виднелась ещё один проход, обозначенный зеленым человечком, бегущим вверх по лестнице.

Назад Часть 4 Часть 6 Вперёд