Часть 3. Задавайте поменьше вопросов

<< К оглавлению

Наутро после первого рабочего дня ноги Криса, несчетное количество раз отмахавшие по черной лестнице вверх-вниз, болели немилосердно. Но затем он втянулся, и даже подумал, что неплохо поднакачается на такой работе.

В конце недели Парснип передал Крису, что Кэтрин Бартольд удовлетворена его работой, а ещё больше тем, что он не задает лишних вопросов.

— Я их накапливаю, — усмехнулся Крис.

— Можешь спросить меня, — подмигнул ему Парснип, но Крис подумал, что у него он точно ничего не будет спрашивать. Но серьёзная доктор Элайва больше не попадалась ему ни в коридоре, ни в столовой.

Наконец ему повезло. Придя на обед несколько позже обычного, Крис заметил её за крайним столиком. Элайва пила кофе с крекерами и читала толстый журнал по нейробиологии. Она была настолько увлечена, что не заметила подошедшего с подносом Криса.

— Вы позволите? – спросил он.

Элайва даже не оторвалась от журнала:

— Здесь полно свободных столиков. Оставьте меня в покое, Парснип! — но потом она все же подняла глаза, — Простите, перепутала. И все равно – столиков полно.

— Жаль, — вздохнул Крис, — я тут совсем недавно, и думал немного порасспросить вас о клинике. Все-таки меня сюда на полгода определили работать.

Элайва улыбнулась его настойчивости, но как-то устало:

— А, это вы, тот самый молодой человек, который хотел украсть жабу из фонтана? Я видела фото в местной газете. Присаживайтесь, жабокрад…

— Вообще-то, меня зовут Крис. Крис Йохансен.

— Элайва Таф. Кстати, у вас фамилия как у известного ученого, — она кивнула на журнал, — Рейнольда Теодора Йохансена.

— Угу, — согласился Крис, — знаю.

— Откуда? – удивилась Элайва, — Интересовались нейробиологией?

— Ничего подобного, — ответил Крис, — получал от него регулярно по ушам за то, что позорю семью перед научным сообществом и соседями.

Брови Элайвы удивленно взметнулись:

— Он ваш родственник?

— Отец, — тихо сказал Крис, — Только не рассказывайте больше никому. Он про жабу ещё не знает.

Элайва рассмеялась:

— Не может быть! Но впрочем… — она внимательно вгляделась в лицо Криса, потом раскрыла журнал. Там, в начале статьи красовалась фотография профессора Йохансена. А Крису всегда говорили, что он – копия отца.

— Забавно, — сказала Элайва, — Так что же вы хотели узнать?

— Есть кое-что странное. Например, насколько я успел заметить, ваша клиника – частная, но при этом весьма небогата. Обычно бывает иначе.

Элайва кивнула:

— Да, это так. Дело в том, что профессор Кокс – очень оригинальный человек и настоящий учёный. А наука не даёт прибыли. Он не пользует богатых истеричек с мигренями, или богемных наркоманов… Большинство из находящихся тут пациентов бедны, и если бы ни он – влачили бы жалкое существование в приютах. От некоторых из них отказались родственники, у других — не потянули бы плату за лечение…

— Так значит, ваш Профессор – филантроп?

— Нет, исследователь. Он изучает особый вид психического расстройства и отбирает пациентов самостоятельно.

— А что за расстройство? Когда я пришел первый день, ваша Бартольд кричала что-то про скорпионов…

— Да, скорпион – один из значимых символов… Но не самый главный.

Элайва взглянула на свои маленькие часики:

— Мне пора. Хорошо вам потрудиться, Крис Йохансен.

Потом она неожиданно наклонилась к уху Криса и очень тихо добавила:

— Задавайте поменьше вопросов.

Не успел Крис опомниться, как Элайва покинула столовую.

«Ну вот ещё, — думал Крис, таская хлам после обеда, — Интересно, кем она себя возомнила. Мой папаша тоже психушкой заведует, так там нет никаких тайн, кроме врачебной. Остальное – реклама и известность. Выступления на конференциях. Статьи… Точно! У любого настоящего профессора должны быть публикации. Сам найду, чем занимается этот Кокс». Эта мысль воодушевила его, но через пару лестничных пролетов она сменилась другой: компьютера с доступом в Сеть в вагончике у Парашютиста отродясь не было, единственная городская библиотека по выходным не работала, а в клинике ему компьютер не положен…

Ближе к вечеру Крис все-таки заглянул к Парснипу в дежурку, но там обнаружились лишь телефон и мониторы наблюдения.

— Надо позвонить? – хитро подмигнул Парснип.

Крис задумался. Не хотелось ему этого делать, но любопытство сильнее гордости, и он решился. В конце концов, в детстве сестра умела хранить секреты… Увидев замешательство на лице Криса и истолковав его по-своему, охранник хлопнул его по плечу и ободрил: «Давай, звони! А я прогуляюсь. На мониторы поглядывай».

Крис кивнул, и, когда дверь дежурки закрылась, набрал по памяти номер. Трубку долго не брали, но, наконец, томный голос пропел:

— Аллооо…

— Эмили?

— Крис! Ты чёртов поганец! – несмотря на сказанное, голос сестры звучал радостно, — Родители чуть с ума не сошли, в полицию заявляли, по моргам звонили… Мотоциклист хренов!

— Закрой фонтан, Эми. Я тебе по делу звоню. Мне нужна твоя помощь.

— Какая именно? Денежная? – ехидно поинтересовалась Эмили.

— Нет. Информационная.

— Вот это уже интересно, — ехидство из голоса сестры исчезло.

— Эми, найди, пожалуйста, все, что сможешь о работе профессора Джей Эйч Кокса. Он, как и наш папаша, психиатр или что-то вроде того.

— А с каких это пор тебя интересует психиатрия? – не смогла скрыть своего удивления Эмили, — Зачем тебе этот профессор?

— Не столько он сам, сколько то, чем именно он занимается сейчас, — уточнил Крис.

— Поняла, — ответила Эмили, — Я вроде встречала такую фамилию. Я посмотрю.

— Спасибо, старушка. Предкам пока не рассказывай.

— Я могу хоть сказать, что ты не валяешься в кювете с пробитой головой?

— Это можно! Моя голова на плечах и в полном порядке.

— Ох, сомневаюсь… — вздохнула Эми, — Как тебе можно позвонить? Тут номер не определяется.

— Я сам тебе позвоню, — ответил Крис.

— Крис, ты хоть из какого города звонишь? Что мне сказать?

— Ничего не говори! Скажи, что связь прервалась.

— Я не люблю врать, Крис, ты это знаешь!

— А я тебя и не вынуждаю это делать, — усмехнулся Крис и нажал на рычаг.

Через пару дней Крис позвонил сестре из автомата. После того, как ему удалось отбиться от настойчивых вопросов о месте своего пребывания и прочих обстоятельствах, Эмили перешла к делу:

— Слушай про твоего профессора. Джереми Хамилтон Кокс. Несколько лет назад опубликовал цикл статей по зависимостям – в основном, азартные игры, навязчивые состояния и подавляемые фантазии. А вот свежих работ я не нашла, за исключением нескольких упоминаний. Он сейчас не консультирует, а ведет исключительно научную работу в частной клинике. Изучает какой-то редкий феномен. Братец, а ты случайно… не в его клинике?

— Да, тебя не проведешь, — вздохнул Крис, — Но не переживай. Я здесь некоторым образом работаю…

— Остепенился?! – удивилась Эмили.

— Сам не знаю, — честно ответил Крис и торопливо попрощался: время звонка заканчивалось. Все-таки, хорошая у него сестра.

Вняв совету Элайвы, Крис решил меньше спрашивать и больше наблюдать. Вскоре ему стало понятно, что, хоть Профессор и проводит в клинике не много времени, его слово и назначение здесь – закон, обязательный для всех, включая суровую Бартольд. Пару раз Крис видел его – невысокий и полноватый, с аккуратно подстриженной бородкой и цепким взглядом.

Назад Часть 2 Часть 4 Вперёд