Теперь — без Кая!

Акция «НЕДЕЛЯ БЕЗ КАЯ» прошла 12-18 июля 2014.

Внимание! Важное сообщение!
Всем участникам группы читать внимательно и принять к сведению.
В связи с выявленным перекосом в сторону предпочтения Последнего из Бруннен-Джи, принято решение исправить ситуацию и прекратить вопиющую дискриминацию прочих, не менее достойных внимания, персонажей. Поэтому в течение указанной недели настоятельно рекомендуется:
• Сократить и по возможности исключить упоминание имени и образа Кая в постах сообщества
• При создании визуального креатива использовать скриншоты, где данный персонаж отсутсвует или повернут задом
• Считать слово «Кай» неприличным и заменять непечатными символами.

Благодаря этому розыгрышу в группе началась новая волна креатива, выразившаяся, в частности, в данном рассказе. И да пребудет с вами чувство юмора!

…где-то в Канаде…
Ночь. Усталый Майкл сидит перед телевизором, переключает каналы:
— И опять новости: на одном из зарубежных интернет-форумов началась акция «Неделя без Кая».
Майкл, подавившись чем-то алкогольным:
— Тьфу, напугали… Все равно я главный герой «Лекса» и уж меня то они не забудут!
Примерно через час, созвонившись с несколькими друзьями, он поджидал их в баре «Гластонберри».
— Я главный герой! — кричал Барри Боствик, размахивая рукой, в которой был стакан с пивом.
От каждого его взмаха Дауни недовольно щурился, ворча себе под нос нечто вроде :
— И вовсе не ты, неудачник. Тебя вообще убили в первой серии. Напомнить, каким образом?
— Скобой, — уточнил Майкл, ностальгически вспоминая те веселые деньки.

Кайро Египетская

В написании нижеследующей истории участвовали Anna Gorshakova, RJess и Zyf Zyf-G
А начиналось все примерно так:

Теперь - без Кая!

Теперь — без Кая!

«Опять, опять они понаделали всяких картинок с НИМ, уже все друльши успокоились, вышли на пенсию, а эта шайка креативит и не остановить их!!» — в полутьме тайной комнаты слышался голос молодой лексианки. Она стояла у небольшого самодельного алтаря, на нем горели несколько свечей. В центре была ЕГО фотография, украшена засушенными эдельвейсами и траурными ленточками. За фото стоял ночник, сделанный в виде прозрачного гробика. Все стены комнаты были заклеены плакатами и постерами с НИМ, даже потолок был полностью покрыт картинками с ЕГО лицом, ОН смотрел на лекссианку своим грустным, отсутствующим взглядом.. В руках она держала, магическое заклинание написанное на клочке бумаги, там было пропущенное место. Она глубоко вздохнула, собираясь с силами, и решительно вписала нужное имя: » Пусть любят Тодина, а КАЙ — только мой!!!»

* * *

Было свежее утро. Кай делал зарядку с гантелями на балконе, нимало не стесняясь голого торса, а также кустов поросли под мышками и в паху. От него несло потом, как от английского скакуна, проскакавшего финиш, и вид он имел весьма самодовольный. Вдруг он услышал, что его кто-то зовет слабыми-слабыми голосами. Он обернулся и увидел толпу бледных теней, скорбно столпившихся у балкона:
— Дай нам подзарядиться твоей энергией, — молили они, — с каждым упоминанием в тебе крепнет сила, а нас давно уже не касалась мысль земных людей, еще немного — и мы растаем….посмотри, разве тебе не жалко Зев — она так ослабела, что уже не встает, Его Тень не может поднять собственный костюм, Тодин уже не сверкает греческими ножками из-под золотой юбочки — так как высох весь и почти истлел… Лайекка давно не ела, и грозится закусить нами всеми, а ты купаешься во внимании! Дай и нам пить! Дай и нам есть!
— Ничего я вам не должен, — сказал Кай. Заряжайтесь сами. Если вы не нужны им, не нужны и мне, а я -Последний из Бруннен-Джи, и я исполню пророчество и уничтожу всех вас! Весь мир Лексса! И буду только Я, Я, Я!!!
— СвиньЯ, — вдруг прозвучал над ним громогласный голос. Все вздрогнули и отступили. Из воздуха материализовалась Оракул Времени. Ну что, последний из Бруннен-Джи, поверил в Пророчество? А я все наврала, ха ха ха!

Никакой ты не герой, ты на попе геморрой!
Порядок Его Тени уничтожил Сквиш,
Так чего же, милый, ты о себе кричишь?
Кто вообще такой ты, плод желаний друльш?
Кукиш ты с вареньем, нагл и вездесущ!
Ты в мозгах воронка, черная дыра!
От тебя, негодный, не было добра!
Я ли не друлила, ночи не спала…
Ах, какой наивной дурой я была!
Наврала, нальстила о пророчестве…
Шансы упустила я в отрочестве!
Нынче старой девой я осталась, вот,
Все из-за тебя же, мертвый идиот!

— Так Пророчество — фейк? — проикала тень Стенли, притулившегося к притолоке и трогательно прижимающего к груди свою шапочку.
— Фейк, — кивнула Оракул. — Слушайте новое Пророчество! Среди земных людей появится некто, кто сотворит новую реальность, новый мир Лексса, он вложит в свои строки всю свою душу и энергию плоти… и мы снова оживем, о нас будут помнить, о нас будут говорить!
— Так кто же этот герой, и когда он появится?
— Он уже появился, и скоро подарит вам новую жизнь!
— А я?! Как же я? — спросил встревоженный Кай.
— А ты, — сказала Оракул Времени, — сперва подстриги кусты в подмышках, и переоденься. Тогда и тебя впишут….ну, скажем, в титры.

Вечером того же дня принявший душ и одетый в пижаму Кай собирался спать. Почесал выбритую подмышку — как-то непривычно… Эхх. Влез под одеяло, повозился, устраиваясь поуютнее, но сон не шел. Все вспоминалась Оракул: вот ведь гадкая старуха! Жаль, ему еще тогда скобу не выдали, когда он за пророчеством летал… Кай вылез из кровати, прошлёпал босыми ногами в соседнюю комнату и достал из сейфа скобу. Она привычно и удобно легла в правую руку. Долго пришлось Принца упрашивать, чтобы вернул! А то ведь зажал, жулик, когда оживлял… Ну ничего, пусть теперь хоть кто попробует сунуться. Кай вернулся в постель, запихнул руку со скобой под подушку и закрыл глаза.
И тут зазвонил телефон:
— Ё-вэйё, — выругался полусонный Кай, — Алё!
— Кай, — мужской голос на том конце провода звучал радостно и взволнованно, — это Тодин. Не разбудил?
— Разбудил, — процедил сквозь зубы Кай, — ну что тебе надо, одноглазый бандит?
— Не притворяйся свиньёй, — рассмеялся Тодин, — сегодня нам всем стало лучше. Спасибо, что помог.
— Мёртвые. Не. Помогают. Отвали. — раздражённо ответил Кай и положил трубку.
Но поспать ему не дали. Среди ночи кто-то потряс ега за плечо. Кай вздрогнул и открыл глаза: над ним нависала фигура в черном балахоне.
— Кого вы хотите чтобы я… — по привычке начал было Кай, но осёкся: — Тьфу! Ты еще за чем припёрся?! Я на тебя больше не работаю!
— А я тебя не на работу бужу. У нас там вечеринка намечается. Ксев тортик печет, 790 только про тебя и болтает, заткнуть невозможно, мы его даже в шкафу заперли… Твидл светомузыку настраивает… А меня послали тебя позвать. Нельзя же так от коллектива отрываться.
— Да издеваетесь вы, что ли?! — заорал Кай, выхватывая из-под подушки скобу, — не знаете, что я под домашним арестом?! Тортиками дразните?! Убирайся, насекомое!
Не ожидавший такого поворота Его Божественная Тень обернулся тучкой мушек-дрозофил и вылетел в форточку. А Кай рухнул в кровать и разразился такими горькими слезами, какими он не рыдал еще ни в одном фанфике. Но потом милосердный сон все же взял своё.

Это было самое темное время короткой летней ночи, в комнате было тихо, только слышалось ровное сопение — это Кай видел во сне сладкий тортик, испеченный Ксев. Он улыбался и, вытягивая губы, причмокивал…ЧУ…в комнату еле слышно проникла чья-то тень. Она крадучись подошла к кровати, где Кай досматривал последние кадры вечеринки, наклонилась над лицом Кая и долго смотрела на его красивые черты. Её губы шевельнулись, произнеся еле уловимо: «ОН только мой…»
Вот чья-то тень наклонилась над самым лицом и уже готова была прикоснуться губами к влажным губам Кая… но тут он перевернулся и пукнул под одеялом.
Чья-то тень, так и замерла согнутая не решаясь сдвинуться с места. «Всё равно ты только мой…» – ещё раз прошептала она, вынув клочочек бумажки из кармана и осторожно засунув его под подушку Кая. Внезапно раздался грохот, чья-то тень в испуге кинулась к двери и исчезла в темноте…

Утром следующего дня выбритый Кай снова занимался на балконе, на этот стыдливо обернув бедра полотенцем.
— И чего я не пошел на вечеринку…тортик-то был вкусный, наверное…
Он достал сотовый и набрал Тодина.
— Аллё….тортика мне оставили? Сами сожрали….как, за мое здоровье? Чтоо? Оракул Времени танцевала на столе? Голая? Да ты шо….ну, надо было меня растолкать, я такое пропустил, блииин! И он, вбежав в комнату,  рыдая, снова рухнул на постель, над которой возвышался постер Хелен, посылающей воздушные поцелуи.

Слёзы, как и протокровь, имеют свойство заканчиваться. Вот Кай перестал реветь, и некоторое время полежал молча, глядя на постер. Затем встал и пошел умываться. Выглядел он, скажем прямо, не очень: глаза опухли, всё лицо в красных пятнах… Никуда не годится.
И пока он прводил себя в порядок, на его кровати и материализовался Принц. Ожидая Кая, он поглядывал на дверь душевой, откуда доносилось плескание воды. Вдруг его привлек тонкий цветочный аромат. Принц протянул руку к подушке и слегка её приподнял — там лежал клочок бумаги, к которому был привязан траурной ленточкой засушенный Эдельвейс.
Принц достал это, поднес к носу, втягивая запах, и улыбнулся: «Ммм, заклинание, интересно и очень кстати».
Вернувшись в спальню, Кай вздрогнул, увидев на своей развороченной постели сидящего Принца.
— Тебя мне толко не хватало, — пробурчал Кай.
— Фу, как грубо, — ответил Принц, но как положено коронованным особам, не обиделся. Он ждал момента, когда сможет воспользоваться своей находкой.
— Я заметил, что тебе паршиво, вот и решил заглянуть…
— Ты всегда заглядываешь, когда паршиво! Что надо в этот раз?
— Гордый воин-романтик, последний из Бруннен-Джи, ты совсем не изменился… И не надо. Тебя таким и любят. Вчера ждали, и сегодня ждут. С тортиком и танцами.
— А… а как же арест? — удивленно спросил Кай, — как же эта одиночная камера с… — он кивнул на постер, — меня приговорили к бессрочному заточению тут… Оракул сказала, что мир Лекса обойдётся без меня…
— Арест, — Принц прикоснулся указательным пальцем ко лбу Кая, — он вот тут. Уже все, кроме тебя, поняли, что Лекс без Кая, как и Кай без Лекса — плачевное зрелище. И никто не может запереть тебя, кроме тебя же самого…
Принц рассмеялся, и на этот раз его смех прозвучал удивительно искренне.
— Черри-бай, — он похлопал Кая по плечу и в этот самый момент он незаметно всунул в его прическу найденный клочок с заклинанием и растаял в воздухе….

Кай подошел к шкафу, размышляя, какое сегодня выбрать: красно-малиновое или чёрное. Остановился все же на черном: если дело и прямь обстоит так, как сказал Принц, — то его друзьям будет все равно, во что он одет. Затем он набросил на постель покрывало, подобрал с пола скобу, распахнул дверь и шагнул навстречу летнему дню.

Кай шел радостный и предвкушал встречу с друзьями. Ему улыбались в ответ прохожие, но чем дальше Кай шел, тем все чаще замечал что-то не то в их взглядах. Когда он поравнялся с незнакомцем в балахоне, идущим на очередную встречу друидов, тот поприветствовал его: «Привет, Тодин». Кай остановился и долго смотрел вслед друиду, соображая, что бы это могло означать.

Поднявшись на Лекс, Кай зашел на камбуз. Ксев заканчивала очередной тортик, в надежде, что сегодня он все же придет. Она мельком глянула на вошедшего: «Привет Тод, заходи, у нас сегодня тортик с клубникой. Очень мило, что ты оделся как Кай, но мы ждем его самого». Кай застыл в недоумении.
«Это просто сон, — подумал он, — на самом деле я в своей спальне, под одеялом и над головой у меня висит этот дурацкий постер… Точно, завтра же сниму, — из-за него мне кошмары и снятся…»
Тут Кая окружили какие-то школьники.
— Тодин! Тодин! — прыгали от восторга и скандировали подростки, наперебой пихавшие ему для подписи фотографии и какие-то бумажки.
— Ну хорошо, хорошо… — Кай потихоньку отступал, статраясь сохранить на себе одежду, — я подпишу, уймитесь…
— Ксев, — удивленно присвистнул Стенли, — откуда здесь эта толпа пионеров?
— Школьная экскурсия, — Ксев пожала плечами, размышляя о том, что на такую толпу приготовленного ею тортика точно не хватит. И тут ее взгляд упал на притащенные недавно Стеном «Жёлтые страницы». Она раскрыла этот фолиант на разделе «Кулинария. Доставка» и постучала по марушке вытащенного из шкафа 790:
— Соедини-ка меня с… скажем, вот этим номером.
— Я тебе не телефонистка, безмозглая раба любви, неспособная приготовить даже тортик для моего восхительного мужчины!
— Но если ты мне поможешь, я подам ему кусочек… положив его на тебя!
— Оооо… — мечтательно закатил глазные экраны 790, — может быть, он оближет с меня крем…
— Тьфу! — не выдержал Твидл.
— Бвээ… — передразнил его 790, — однако с показанным Ксев номером соединил.
Вскоре из шаттла с надписью на боку «Божественная кулинария: торты, пирожные, мясные изделия с доставкой» выгрузили огромную круглую коробку.
— Ура! Ура! — радостно запрыгали пионеры, — Большой тортик в честь Тодина!
— Да ну вас! — отмахнулся Кай и пошел к криокамерам, в надежде запереться в осной из них и переждать этот кошмар.
— Тодин, ну куда же ты! — крикнула Ксев, — а кто же будет резать тортик?!
Кай обернулся и прицелился скобой в торт.
— Аааа, — завижали от восторга пионеры, — он тоже может стрелять, как божественный убийца!
— F…k, — подумал Кай и выстрелил.
Лезвие с размаху влепилось сначала в крем, а потом во что-то твердое и неподдатливое.
— Да вашу мамашу!!! — взревел не своим голосом торт, мгновенно приняв вертикальное положение и разбросав вокруг кремовые розочки и клубнику.
— Его Тень?! — пролепелали потрясенные Ксев и Стенли.
— Его Божеcтвенная Тень! ДА!!! — проревел ЕБТ, с отвращением разглядывая прореху, сделанную скобой в его залаяпанном вареньем и взбитыми сливками плаще…

ЕБТ отправили в душ отмываться от варенья и сливок. Ксев спасала оставшееся не тронутым от торта. Совершенно понурого Кая облепили пионеры и не давали сделать шаг. Остальные расстилали огромное покрывало прямо на капитанском мостике и готовили бумажные тарелки. Все были заняты и ни кто не заметил чью-то тень выскользнувшую из шатла, который собирался улетать. Чья-то тень скользнула в ближайший коридор Лексса и растворилась в темноте.
Все сидели, стояли, лежали, висели на капитанском мостике. Поедали тортик, выпивали. Влад принесла старую механическую шарманку и завела веселую, слегка дребезжащую музыку.
Кай сидел на краю мостика, свесив вниз ноги. Рядом устроили потасовку два пионера.
Стен смотрел на них сдвинув брови и мотая головой, периодически вскидывая руку:
— Эй, мелюзга! Прекратите возню, вы же можете свалиться к Лекссу в желудок и уже сама Его Тень вас не спасет.
Но сорванцы не слушали и продолжали пинать друг друга.
— Тодин, оттащи их подальше — попросил Стен, Кая. Кай уже принявший большую порцию Леро, даже не обернулся.
Чего опасался Стен, случилось — после очередной подножки, паренек споткнулся и полетел вниз. Каю хватило силы пустить вслед скорпиона и подтянул недотепу.
— Стен, странно, что у Тодина есть такая же скоба, как у Кая — сказала Ксев повернувшись к Твидлу, но Стен был занят поглощением содержимого бокала, он подсел поближе к воспитательнице, которая привела шумную детвору.
Кай попытался встать и чуть сам не сорвался вниз. Влад и Ксев заботливо помогли ему подняться и отвели в одну из многочисленных комнат Лексса.
-Тодин, тебе нужна наша помощь? — спросила Ксев, мило улыбаясь. Кай грустно посмотрел на нее и помотав головой, рухнул на возвышение с постелью. Влад и Ксев вышли, не заметив в дальнем углу чью-то тень.
Последний из Бруненн-Джи стянул свою черную куртку, положил ее на выступ в стене, туда же бросил скобу.
— Кай,- это чья-то тень вышла из темноты и приблизилась к удивленному Каю.
— Ты сказала «Кай», почему? Почему все считаю меня Тодином, а ты…
— Как я могу иначе, ты самый лучший, ты единственный, которого я так сильно люблю, ты можешь быть только моим!
Кай слегка насупился брови, по привычке хотел сказать «мертвые не…», но промолчал.
Чья-то тень села рядом с Каем и дотронулась до его руки, лежащей на колене. Наружной стороной ладони провела по обнаженному плечу. Слегка прикрыв глаза прикоснулась губами к прохладной коже.
Кай вдохнул и хотел было, что то сказать, но чья-то тень поднесла палец к его губам:
— Тише, пожалуйста тише. — рукой провела по щеке и шее. В комнате стало совсем темно. Слышался тихий шепот, шуршание, вздохи…
На капитанском мостике продолжалось веселье, ЕБТ вернулся отмытый и блестел своим чистеньким плащом. Стен травил байки воспитательнице, про то, какой он крутой космический жеребец, она смущенно хихикала и поправляла очки.
Влад боевым шагом подошла к ЕБТ и они закружились в танце, разбрасывая пустые тарелки.
На мостик зашел Тодин, Ксев подошла к нему:
— Ты уже отдохнул?
— А я еще не успел устать — бодро ответил Тодин.
— Но мы со Стеном отставили тебя… отсыпаться!
Ксев, заподозрив неладное, поспешила комнате, где был Кай. У входа висел фонарик-личинка, Ксев вошла, нащупала выключатель и остановилась, открыв рот…
— КАААААаааааааааай!!!! — через секунду Ксев завопила кластерной ящерицей, которую прищемили дверью. Внутренности Лекса вздрогнули, веселившиеся на мостике замерли.
Кай не без труда повернул голову и уставился на Ксев мутным взглядом:
— Ага?
Чья-то тень испуганно выглядывала из-за его плеча. Ксев беззвучно хватала ртом воздух. Никто не обратил внимания на крохотную бумажку, выскользнувшую из волос Кая и теперь лежавшую на полу у кровати.
За спиной Ксев послышалось жужжание тележки 790, которая, проскочив мимо обалдевшей Ксев, влетела в спальню:
— О, Кай, любовь моя! Ты уже раздет, какое счастье! Скорее…
— Нет, это слишком! — прошипела Ксев, и устремилась к кровати сама, на ходу пнув 790 так, что он чуть не сбил с ног появившихся в коридоре Стена, Тодина и Влад с Его Тенью.
Первым сообразил что к чему Тодин, и, подскочив к Ксев, схватил ее за руки, чтобы она ненароком никому не выцарапала глаза. Ксев начала всхипывать:
— Ты напился… мы с Влад отвели тебя сюда… поспать… а потом я заглянула… а ты… то есть он… Кай, как ты мог! С этой… Я вообще не знаю, кто это!!! Я так тебя ждала! Шесть тысяч лет…. Тодин, ну почему все такие козлыыыыы — снова завыла Ксев.
— Кай, — вклинился Стенли, — я, конечно, тебя понимаю. Как мужчина, — капитан приосанился, — однако же надо было сначала хоть тортика поесть!
— А к-какого чёрта вы меня в-весь в-вечер игнорировали и звали Т-Тодином, а т-теперь сцены устраиваете?! — с трудом сформулировал свою мысль Кай и потянулся к своей куртке и скобе.
Однако Тодин оказался быстрее: он толкнул залитую слезами Ксев к Стену, кинул куртку Каю, а скобу зажал в кулаке:
— А вот это — нет! Чтоб ты тут спьяну кровавый боевик устроил?!
— Отдай, тебе говорю! — Кай вскочил на ноги и зашатался. Тодин легко толкнул его в грудь, и кай снова рухнул на постель:
— Приди в себя и отдам, — примирительно ответил Тодин.
И тут Влад опытным женским глазом заметила клочок бумаги и подняла его. «Пусть все любят Тодина, а Кай — только мой» — прочла она вслух.
— Не понял, меня что, мало любят?! — искренне удивился Тодин.
— Нет!!! Её я точно не хочу! — у жасе закричал Кай, глядя на Влад округлившимися глазами.
— Так, — раздался властный голос ЕБТ, — похоже, мне пора заступиться за моего божественного ассасина, хоть бы и бывшего. А ну все вышли отсюда!
Не смея ослушаться, все попятились к выходу. Кай завозился на кровати:
— Кого вы хотите…
— Никого не хочу, — отрезал ЕБТ, — проспись, Последний из Бруннен-Джи…
Его Божественная Тень аккуратно подоткнул Каю одеяло, и, уходя, погасил ночник:
— Сладких снов, Кай.

— Лексс, это огромный корабль, вы и половины не видели. Магда, прилетайте еще. — Стен стоял с воспитательницей, рядом с шатлом, на котором прилетела вся эта шумная мелюзга.
— Обязательно прилетим, а сейчас мне надо собрать ребят, — она немного отошла от Стена и так громко и злобно рявкнула, что у Влад растрепалась прическа, а Стен вытаращив глаза, отпрянул назад. Весь отряд пионеров собрался около Магды, она обернулась к Твидлу и нежно улыбнулась. Стен издал нервный смешок.
— Сегодня вечером будет праздник, полетели с нами. — Твидл не мог поверить своему счастью, он не раздумывая залез в шатл и помахал ЕБТ и Влад в иллюминатор.
А что же Ксев, наша убитая горем Ксев…она сладко спала в своей кроватке, положив голову на крепкое плечо Тодина…
Семьсот девяностый был перепрограммирован, Ксев решила выместить обиду на чугунной башке:
— Хватит, слишком много влюбленных в этого эгоиста!
Она отключила голову робота и включила его снова, поставив перед его глазными экранами старую музыкальную шарманку. Теперь он стоял на музыкальной шарманке и мурлыкал песенку, которая играла вечером для всей компании.
Под мурлыканье семьсот девяностого, Влад с ЕБТ играли в шахматы…на раздевание.

Вот настал момент пробудиться Последнему из Брунен-Джи. Хорошо выспавшись и придя в себя, Кай открыл глаза и увидел рядом с собой незнакомую молодую лекссианку.
Одеваясь, он сначала смутно, потом все четче вспоминал случившееся вчера.
Она тоже проснулась, быстренько оделась, подошла к Каю сзади и обхватила его руками.
— Послушай, всё, что случилось, это не правильно. Пока я еще не совсем всё понял, но точно знаю, что люблю только Ксев — не оборачиваясь, сказал Кай и вышел из комнаты. Чья-то тень заплакала — это был крах её планов. На полу у её ног лежал раздавленный эдельвейс.

Кай быстро шел по коридору к спальне Ксев. Он зашел туда и остановился, как вкопанный…
Зрелище, представшее его взору, было ошеломляющим. Ксев спала у Тодина на груди, сладко посапывая. Тодин тоже дремал. Вдруг нечто, вылетевшее из-под одеяла, резко бросилось Каю в лицо и атаковало снова и снова…
— Бомба-жучок защитит Тодина! — услышал Кай отчаянный писк. Целый рой бомба-жучков накинулся на Кая отовсюду, они лезли в глаза, волосы, уши, в штаны-он заплясал от невыносимого зуда и, не выдержав, издал громкий вопль, махая руками и головой и подпрыгивая, пытаясь отогнать рой.
-Вот как….Бригадум с утра? Я не заказывал…но раз ты танцуешь, потанцуй еще! — Тодин сладко потянулся.
— Ксев, проснись… глянь, как выкаблучивается! – Ксев распахнула свои синие небеса и, мигом проснувшись, от страха вцепилась в Тодина.
— Не волнуйся, любовь моя, — Тодин поцеловал ее в плечико, — сейчас я выставлю этого скомароха.
— Эй, мы по утрам не подаем! — и одним движением облепленный бомба-жучками Кай был выставлен в коридор, где бросился бежать без оглядки подальше от апартаментов Тодина. Бомба-жучки отстали, когда он сделал неожиданный рывок и скрылся в темном повороте в крыло с надписью » WC для разумных существ. NB! Не бросайте бумагу, прокладки и подгузники в унитаз!» Кай перевел дух и внезапно почувствовал острое желание помолиться. Вознеся молитву единственному священному существу, которое он знал — ЕБТ, — он вдруг увидел себя в зеркале напротив и пришел в ужас…Великие Бобы! Бомба-жучки так его отделали, что он стал похож на огородное пугало. А главное — поганые твари перегрызли привод скобы!
— Тупорылые дебилы!!!!- выругался он по-брюнненджийски, — и какой идиот наклепал вас столько…а Ксев! Хороша штучка…ну, теперь мое терпение лопнуло! — Кай подошел к раковине, открыл кран и сунул голову под холодную воду, чтобы освежить пылающее лицо….
Несколько остыв, Кай умылся, расчесал спутанные волосы и заплёл их в толстую косу, оторванным от простыни лоскутом перебинтовал изгрызенную жучками руку, и направился к выходу. По дороге он размышлял: «Очевидно, меня позвали сюда, чтобы поглумиться… Хотя зачем? Я столько раз спасал их задницы, вытаскивал из самых безвыходных ситуаций, а теперь, когда все позади, они решили от меня избавиться? Впрочем, мёртвые не обижаются, и тем более — не отчаиваются. Прощай, Ксев. Извини, что я не любил тебя так, как ты хотела… Впрочем, еще не известно, заслуживаешь ли ты этого.»
Путь Кая лежал через мостик, на котором в стороне от сладко дрыхнущего Стена играли в шахматы ЕБТ и Влад. Игра на раздевание еще не вошла в самую интересную фазу — за спиной Влад стояла только пара чёрных резиновых сапог, а трофеями Тени были перчатки и один драный чулок.
— Мат! — торжествующе заявила Влад, — давай, стягивай плащ!
— Ты нечестно играешь! — пытался протестовать ЕБТ, однако Влад уже потянула за край капюшона. Капюшон отстегнулся, явив на свет лысую голову, густо украшенную кельтскими татуировками.
— ООооооо, — сладко помурлыкала Влад, и на миг ее глаза блеснули красным.
Кай тихонько прошмыгнул мимо, и на него никто не обратил внимания, даже 790.
В ангаре Кай выбрал муху посвежее, залез в нёё и взялся за управление. Мало того, что правая рука теперь плохо слушлась, болтающуюся скобу пришлось прибинтовать к запястью — и сейчас она не только не функционировала, а просто мешала… «Ничего, — утешал себя божественный убийца в отставке, — меня уже распиливали, отрезали руки и ноги, тыкали стрежнями куда ни попадя, и так далее… Заживёт.»
Одно он знал теперь точно: ему надо начинать новый цикл времени. Без Лекса и его команды. Пророчица оказалась права.
Рулить левой рукой было неудобно, муха виляла в стороны, но вскоре скрылась с экранов Лекса. Впрочем, самому разрушительному оружию обеих вселенных и его сладко поспывающему капитану до этого не было никакого дела.

Первым делом, Кай добрался до своей квартиры. Захлопнув за собой дверь, постоял немного глядя на немолодую женщину, сурово смотрящую с плаката, висевшего над кроватью. Здоровой рукой, резко оборвав плакат со стены, скомкал его и швырнул в мусорку.
Кай лег на кровать и начал размышлять над всем, что случилось за прошедшее время.
Его очень огорчала выходка Ксев, но Кай понимал, что если бы не долбанутая лекссианка, ничего такого не случилось бы. Забыв про раны на правой руке, сильно стукнул кулаком по спинке кровати и взвыл от боли.
За окном потемнело и по карнизу застучал мелкий летний дождик.
Кай задремал, ведь сон лучшее лекарство. Его разбудил телефон надрывно дребезжащий на тумбочке у кровати. Сняв трубку, спросил:
— Что еще надо от бывшего убийцы? — в трубке послышались странные звуки, потом здавленным шепотом заговорил Тодин:
— Кай выручай, у меня неприятности. Времени мало, так, что слушай, не перебивая. Меня пригласили на праздник, типа в честь победы еретиков, когда я пришел по адресу, в помещении ничего не было, кроме лап Мантрида. Они оглушили меня, очнулся уже весь связанный, в каком то подвале. Мне удалось выкарабкаться, пока я искал выход, подслушал разговор Мантрида. Этот гад задумал какую то подлость. Будьте осторожны. Примерно опредилил, где нахожусь, но одному мне не выбраться, везде летают лапы. Запиши адрес.
Кай поискал куда бы записать, схватил плакат торчащий из мусорки, быстро написал координаты Тодина. Вырвал кусок из плаката и сунул в карман.
«Вот тебе и ….Ксев, она там с кем…» — Кай посмотрел на оборванный трос скорпиона. Открыв аптечку, достал бинты, пластырь, йод и обезболивающее. В ящике стола нашел тюбик супер-клея.
Обработав раны и плотно перемотав их, склеил супер-клеем трос. Проверил на прочность, пару раз выпустил скорпиона раскромсав на мелкие кусочки плакат с Хелен.

По названному Тодином адресу оказалось огромное и давно заброшенное здание с замурованными окнами.
Кай обошел его со всех сторон, нигде не было входа. Посмотрев наверх, увидел небольшой выступ. Этого, как раз хватило, что бы зацепиться и подтянуться на скорпионе к самой крыше.
Именно там и было отверстие, с выступами по периметру и небольшой крышкой — грибом. Он спрятался за квадратным сооружением, когда услышал характерный механический визг. Две Лапы вылетели из под крышки и устремились не понятно куда. Кай тихо подошел к отверстию, посмотрел вниз.
Спрыгнув на пол, Кай осторожно приоткрыл дверь и заглянул внутрь, там сновали Лапы. Они летали, жужжали, мастерили….двойников. На крюках висели Стенли, Ксев, Влад, ЕБТ и….он увидел своего двойника. «Ага, а Тодина нет, значит фальшивка уже в действии. Что же такое задумал Мантрид», подумал Кай.

Кай выстрелил, срезав скобой своего двойника с крюка, и выстро выдернул его на крышу. Лапы оказались слишком заняты, чтобы заметить это. Он оттащил двойника в сторону — тот напомилал куклу-марионетку, впрочем, выполненную весьма искусно. Прикрыв его несколькими отодранными от крыши кусками рубероида и еще каким-то строительным мусором, Кай тихонько опустился вовнутрь и повис на крюке, присматриваясь к тому, что происходит вокруг. Тупые лапы опять нифига не заметили. Они сновали туда-сюда, иногда исчезая в люке, очевидно, ведущем на нижние уровни этого сооружения.
Едва Кай замер на крюке, снизу донеслись шаги и разговор:
— О, Мантрид, вы воистину великий биовизирь! — раздавался восторженный женский голос, — мало того, что создали такой шедевр, но еще и смогли повтроить его! У меня просто нет слов, чтобы выразить своё…
В помещение вошел Мантрид в сопровождении Хелен. Кай сразу узнал ее — та самая дама с постера… Только сейчас она не посылала воздушные поцелуи, а торопливо подошла, разве что не подбежала, к Каю и уставилась ему в лицо:
— Ангелы плакали от зависти… — прошептала она и улыбнулась так, что Кая пробрала дрожь.
Мантрид хитро улыбнулся:
— Ну раз вы довольны, уладим формальности.
— Никаких формальностей! — резко ответила Хелен. Я уже дала распоряжение перевести требуемую сумму на ваш счет, и хотела бы забрать мой заказ, раз он уже готов.
— Как скажете, мадам, — пожал плечами Мантрид, — я хотел провести заключительные тесты…
— Нет-нет, он прекрасен! — Хелен прикоснулась наманикюренным пальчиком к подбородку Кая, от чего того снова чуть не перердернуло, — я хочу забрать его прямо сейчас!
— Желаете в подарочной упаковке?
— Да все равно. Погрузите в мой автомобиль!
К Каю подлетела дюжина лап, его сняли с крюка и резво стали обматывать оберточной бумагой и обматывать скотчем, да так споро, что он никак не успел бы вывернуться. Затем его подхватили, куда-то понесли и опустили на жесткий металлический пол. Хлопнула дверь автомобиля, заработал мотор, и машина тронулась. Сначала она ехала по неровной дороге, а потом, похоже, вылетела на скоростную трассу.

Хелен неслась по фривею. Не смотря на свою железную невозмутимость, у нее слегка кружилась голова. Возможно, это было от нетерпения: так ей хотелось уединиться с очередным шедевром Мантрида, что-то шевелилось и щекотало внутри, перехватывало дыхание.
Неожиданно прямо перед ней возник другой автомобиль, и тяжелый Лендкрузер Хелен с размаху врезался в него, машина сзади врезалась в машину Хелен, от двойного удара, первую машину подкинуло в воздухе, и она приземлилась боком на встречную полосу. Машины, едущие по встречке, сложились одна в другую. Слышны визг тормозов, шин, крики людей. Одна машина загорелась, дым окутал все скопление искореженного металла.
От удара по кузову, где лежал Кай, замок сломался и дверь приоткрылась. Обезболивающее уже не действовало, и Кай, схватившись за изгрызенную руку, которой сильно стукнулся во время аварии, с трудом вылез из кузова машины. Почти на четвереньках пробрался он между машинами к обочине и, пригибаясь, поспешил к ближайшей дорожной развязке.
Поймав машину, объяснил, что попал в аварию. Сердобольный дед отвез его к тому дому, откуда всё началось. «Потерял столько времени и ничего конкретно не узнал, Тодин наверно еще там», думал Кай, добираясь до крыши.
Теперь, не особо останавливаясь, Кай бежал по коридорам, периодически прячась от снующих повсюду лап Мантрида. Он нашел вход на запасную лестницу, ведущую в подвал.
В подвале было гулко и достаточно светло. Немного пройдя, Кай позвал Тодина, и сразу услышал ответ. Одновременно послышался механический визг за спиной. Кай резко обернулся, выпуская скорпиона и сбивая лапу, и бросился бегом на голос друга.
Тод оказался пристегнутым наручниками к толстой трубе, торчащей из стены.
— Кай, а я уже думал, ты тоже попался к ним в лапы. — Тодин явно пытался освободиться, краска со стены была отбита.
— Крепкая арматурина, все руки в кровь ободрал, — сказал Тодин, потирая окровавленные запястья.
— Пойдем, надо выбираться, как можно скорее добраться до Лексса. Твой двойник уже там и Ксев в опасности.

Хелен повезло, что Лендкрузер — тяжёлая машина, которую не так-то легко смять. И еще больше повезло, что Кай смог вылезти из багажника, а то, лёжа в госпитале, ей пришлось бы долго давать показания полиции, что это за замотанное скотчем тело было в её машине… Когда она пришла в сознание и спросила, ей рассказали, что в машине не нашли ничего, кроме клочьев оберточной бумаги. «Это был сон, — причитала рыдающая Хелен, — это был прекрасный сон, так ужасно окончившийся! Он пропал!!!» Но кто это — из ее путаных слов врачи понять не смогли, и отнесли все на счет нервного потрясения, наложившегося на впечатления от любимого сериала.

Перестреляв пару дюжин лап, Кай с Тодином выбрались на крышу. Взглянув вниз, Тодин только присвистнул. Кай уцепился скобой за арматурину, и позвал Тодина — держись!
Тодин повис на нём, и сместе они стали спускаться по наружной стене здания. Когда до земли оставалась пара метров, Кай не выдержал, жвалы скобы разжались, и они полетели в пыль.
— Ты ранен, — заметил Тодин, несколько удивившись. Кай проигнорировал это и ответил:
— У меня есть Муха. Я отвезу тебя на Лекс. Надеюсь, ты там сам разберёшься, что к чему и поможешь Ксев, если в этом будет необходимость.
Они залезли в Муху, и Кай повел ее в стратосферу.
— А ты? — еще больше удивился Тодин.
— В этот раз — нет. Когда я прошлый раз прилетал туда по твоему приглашению, надо мной сначала посмеялись, а потом ты натравил на меня своих жучков-бомб, и хохотал вместе с Ксев, когда они меня грызли! — давно забытоe чувство гнева захлестнуло Кая до такой степени, что он был готов сейчас же выбросить Тодина за борт. Однако долгая работа мёртвым божественным убийцей научила его сдержанности, поэтому он просто сделал несколько глубоких вдохов и продолжил:
— Так что теперь твоя очередь быть героем, Тодин.
Тодин слушал Кая, удивленно подняв брови.
— Как я мог всё это сотворить, если сидел в подвале у Мани, прикованный к стене? Пока летим, расскажи всё, что произошло.
Кай в подробностях рассказал Тодину о странной вечеринке, включая аварию и его бегство из машины.
— Та лекссианка хоть ничего была? — Тодин похлопал Кая по плечу и рассмеялся.
— Мертвые не вспоминают то, что хотят забыть, — угрюмо хмыкнул Кай.
— Так, получается, что этот мой двойник сделал всё, что бы ты был унижен в глазах друзей, поссорился с Ксев и что бы она тебя возненавидела. Знаешь, Ксев тебя так любит и вы уже столько вместе, что врят ли она тебя так просто забудет и бросит. Впрочем, как и все остальные. Это скорее я сейчас нахожусь в плачевном положении, ох, что-то будет…
Муха опустилась на площадку. Друзья вылезли и огляделись.
— Никого и тихо, а так вроде всё на своих местах — Тодин пошел вперед.
Они шли по коридору Лексса, не было слышно ни звука.
Подходя к комнате Ксев, они услышали голоса. Один из них принадлежал самой Ксев, а второй тонкий девический голос был незнакомый.
— Так, расскажи как всё было с самого начала, — попросила Ксев. Послышалось вхлипыпание:
— Я была дома одна… Я… мечтала о…
— О Кае? — помогла Ксев.
— Да… Он.. Я хотела… ну ты понимаешь.. я жить без него не хочу, особенно теперь! А он сказал, что все было неправильно… Он ушёл… уууу… — снова заплакала она.
— Да, он ушёл, — с нотками разочарования согласилась Ксев, — и что? Что случилось в твоей комнате?
— Появился он…
— Кай?!
— Нет… Приинц… он пообещал мне…
— Принц?! — воскликнул молчавший доселе Тодин.
— Вот подлец! — добавил Кай.
Ксев и та самая лексианка обернулись и увидели в проходе Тодина, и за его спиной — Кая.
Ксев нахмурила брови, а глаза лексианки сразу стали большими и счастливыми:
— Вы вернулись.
— Нет, — ответил Кай, — где Тодин?
— Ты что, не в себе, Каюшка? Вот же он рядом с тобой стоит!
— Другой! — ответили хором Тодин и Кай, — всё это время на Лексе был не я, — продолжил Тодин, — это проделки Мантрида, и не только его. Маня клепает двойников, продавая их по сходной цене, а вот кому надо было вносить раздор в нашу команду, долго думать не надо!
— Догадались! — из душа показался Принц, почему-то в одежде Тодина, — как повеселились, девочки?
Вместо ответа лексианка подошла к Принцу и влепила ему звонкую пощечину. Вторую он секунду погодя получил от Ксев.
— Никакой багодарности, — констатировал Принц, потирая щёки.
Кай отодвинул Тодина в сторону и прицелился, однако поврежденный привод не сработал, и скоба брякнулась на пол. Досада и недоумение отразились на лице Кая.
— Ничего, — улыбнулся Тодин, — ты в него уже сколько раз стрелял, и никакого воспитательного эффекта. Давай в этот раз ему просто морду набьем, как обычно делают на планетах 13 типа в таких случаях…
Увесистый кулак Тодина торпедтровал скулу Принца, другой рукой Тодин ловко заломил Принцу руку, обездвижив его в неудобно согнутой позе. — Еще добавить, или продолжишь шкодить? На Острал Би, — Тодин придержал дернувшегося в его руках Принца — таким шалунам ощипывают яички…выдергивая по волосинке! Это называется «Лапки киви». Хочешь испытать этот аттракцион, или тебе по-простому, по Планетно-13-вски, зубы выбить? Черри-баай, Черри-бай, -вот и дозубоскалился…
— Не надо! — неожиданно для всех всхлипнул Принц, -Это все Хелен! Это ее штучки! Я здесь совершенно…ик..не при чем…Тодин, ты, как истинный герой, не сможешь бить слабого….я больше не могу перевоплощаться…я безоружен…сжалься, благородный Тодин!
Колени Принца подогнулись, и он опустился на пол, коснувшись лбом пола. Тодин и Кай недоверчиво переглянулись.
— Это все Хелен…простонал Принц. Эта женщина — чудовище….она вытворяет такое, что мне не угнаться за ней, не постичь ее замыслов…Я! я стал марионеткой в ее руках! Помогите мне совладать с ней и вернуть все мои суперспособности, которые она украла…подло выманила у меня…сейчас я ни больше-ни меньше-простой смертный! — Да ты что…..ахнули Кай и Тодин. — Не может быть! — Может…она как-то подчинила Биовизиря и Мантрида….они теперь опасны, как никогда, и она управляет ими! Они слушают ее, разиня рты, и бегут выполнять ее повеления…теперь вы понимаете, — Принц резко поднял голову и вцепился взглядом в присутствующих, — какая угроза нависла над Обеими Вселенными?
— Какая гадость! — не выдержала Ксев, имея ввиду то ли «лапки киви», то ли предложение поколотить Принца, то ли вообще все происходящее в целом, — Не верьте ему! Сколько раз он врал и изворачивался так, чтобы оставить нас в проигрыше. Говоришь, ты теперь простой смертный? — обратилась она к Принцу.
Тот только молча кивнул.
— Так я тебе и поверила! Ребята, — она повернулась к Тодину и Каю, — давайте его просто в криокамере запрем, и пускай спит. Одной угрозой для обеих вселенных меньше будет.
— Поддерживаю, — согласился прибежавший на шум Стенли.
Не успел Принц и рот открыть, как Тодин со Стеном потащили его к криокамерам и запихнули в первую же, которую раньше занимал Кай. Крышка опустилась, заглушив дальнейшие возражения Принца.
— Его послушать, так эта Хелен пострашнее Большого Адронного Коллайдера будет, — пожал плечами Стенли.
— Да, — согласился Кай, — планеты 13 типа полны неожиданных опасностей. Хелен я видел, и знаю, как её нейтрализовать. Всё, что она хочет — это меня. Если она получит желаемое, её энергия замкнётся на мне, и обе Вселенные будут спасены.
— Но что будет с тобой, Кай?!
— И со мной, и с ней. Мы просто аннигилируем.
— Чё? — Ксев хоть и не поняла незнакомого слова, но ее глаза начали наполняться слезами.
— Раба любви научных терминов не знает, — констатировал 790, на секунду оторавашийся от любования шарманкой Влад, — мертвец и эта психованная самоуничтожатся — БАХ! — глазные экраны башки робота показали картинку термоядерного взрыва, переходящего в праздничный салют.
— Именно так, — подтвердил Кай, — прости, Ксев — я никогда не любил тебя так, как ты хотела. Хелен я тем более никогда не любил, но мне кажется, что это будет верно. Если хочешь, оставь себе на память, — он кинул на колени Ксев своего оторванного скорпиона, — с Хелен он мне без надобности. Будь здоров, Тодин. Удачи, Стенли.
Пошатываясь, Кай побрёл назад к мухам.
Вконец обалдевшая лексианка обнимала за плечи Ксев, которая всхлипывала и гладила скорпиона, как будто он был живой.

Вдруг лекссианка, только что так так преданно обнимавшая плечи Ксев, одним движением приложила к ее лицу платок, видимо, пропитанный чем-то. Ксев мгновенно обмякла в ее руках. Девица крикнула:
— Эй погоди….Кай! — Кай обернулся.
— Если ты вздумаешь осуществить свой план и самоуничтожиться вместе с моей Госпожой, клянусь, я убью Ксев! — и она приставила развернутую скобу, отданную ей так легкомысленно Каем, к горлу Ксев.
— Кто, вы думаете, я такая? — Все в остолбенении и шоке смотрели на нее во все глаза, но узнать не получалось. — Да вы недотепы! Вы эти…как их…тупорылые дебилы! Я — Тру! Хахахаа!!!!
— Ппозволь…начал было Тодин. Ты не можешь быть Тру-лексианкой, потому что Тру… как бы это сказать…несколько круглее…больше, я имел в виду, в габаритах… и вообще… так себя не ведет!
A вот этого как раз и не следовало говорить…
— Чтоооо??? Да как ты смеешь мне совать тут свои габариты, клянусь, ты еще пожалеешь об этом! Скажи еще, что ты не слышал о ластиконе, мерзкий еретик! Сейчас я нажму на вот этот милый браслетик темпоральной телепортации, который мне дала моя Госпожа, и телепортируюсь вместе с вашей ненагладной Ксев в надежное место, а ты, Кай, не смей ничего предпринимать! Ты смысл жизни моей Госпожи, и ты должен жить! И, нажав на браслет, Тру-лексианка исчезла в яркой вспышке телепортации вместе с Ксев…

— Как же мне всё это надоело, — простонал Кай, сползая по стенке. В голове путалось, в глазах темнело — давали знать полученные травмы, — Я все равно осуществлю свой план, и все прекратится. Я должен это сделать…
— Но как же Ксев?! — воскликнул Стенли, — эта Тру убьёт её!
— Да она не умеет пользоваться скобой, — заметил Тодин, — скорее сама порежется.
Прибежавшая на шум Влад захлопотала возле Кая:
— Ну тебя и отделали… Помогите ему — в кровать, быстро!
— Нет, — слабо запротестовал Кай, — не хочу в кровать…
Но Влад его не слушала, а продолжала давать указания:
— Протокровь на этом корабле еще осталась? Давайте сюда!
— Не буду! — Кай собирал все свои силы, чтобы сопротивляться, — за шесть тысяч лет она мне уже… во где! — Кай провёл рукой по горлу и рухнул на подушки.
— А я сгущёнки добавлю… — усмехнулась Влад, — и ликёрчику… вот так. Ммм… Это очень вкусно, Кай! — и она сунула Каю под нос бокал с чем-то густым, пахнущим ванилью и миндалём.
Кай неохотно попробовал, но затем жадно выпил до дна и вскоре крепко заснул.

— Что же нам теперь делать… — Стенли растерянно теребил свою шапочку, — Ксев похитили, Кай потерял скобу… Мы беззащитны…
— Этого и следовало ожидать от Кая, — вступил в разговор ЕБТ, — то он полголовы потеряет, то скобу… Беда, а не божественный убийца! На Кластере я был слишком снисходителен к нему…
— Сейчас это не важно, и вообще нечего ругать Кая, ему и так плохо, — заступилась Влад.
— А давайте Принцем воспользуемся: пусть превратится в Кая, как он умеет, в миниюбочке — и отправляется к Хелен, — предложил Тодин, — а я прослежу, чтобы он не отклонялся от маршрута…
— Я был бы рад служить, — заломил руки Принц. Но Хелен обманом (мне стыдно вспоминать, каким именно образом) — выманила у меня очень важные сверхспособности, и теперь я не могу перевоплощаться! Я гол как сокол! Все, все теперь зависит от самого Кая…что нам делать, что нам делать!
— Прекратить истерику, — отрезала Влад. Меня уже, говорите, подвинула какая-то Хелен? Ее боятся больше Меня? Ну-ну, посмотрим…Кай! — обратилась она к постепенно оживающему Каю, — Похоже, кроме тебя, некому….готов ли ты спасти Параллельные Вселенные и все человечество от нависшей угрозы?
— Готов…- произнес Кай, с усмешкой глядя на запястье без скобы.
— Не дрейфь, — ободрила его Влад, — Не будь я Влад, победа будет за тобой!
— А мы поможем тебе в этом! — добавил Тодин.
— Значит, меня больше не будут выгонять? — поинтересовался Кай.
— Ни за что! — заверил его Стенли, — куда же мы без тебя?
— Как это — куда? — вмешался 790, — Твидлу уже давно ставят прогулы в протеиновом банке!
— Протеинового банка уже давно нет, и Кластера тоже, один я остался, — печально вздохнул ЕБТ.
— Так тебе и надо, — мстительно ответил Кай, поправляя лезущий в глаз локон.
— Эй, последние! Вы еще подеритсь мне тут, — шикнула на них Влад, — а ну все по мухам и айда за мной!
— Уже идём, — отозвался Тодин, и все направились в ангар.
А что было дальше — уже совсем другая история…

Послесловие:

Дззззз зз д зззз — резкий звонок телефона заставил проснуться Последнего из Брунен-Джи. Кай преподнялся и взял трубку:
— Что еще вам от меня надо?
В трубке послышался голос Ксев:
— Привет, где ты? Мы тебя ждем на Лекссе, тортик уже готов. Тодин весь уже при параде и девчонках, именинник наш.
Кай старался сообразить, что это было, сон? Клоны, Мантрид, Хелен и остальное сумасшествие…
Он сунул под подушку руку, нащупав клочочек бумажки, достал и прочитал: «Кай, дружба, жвачка». В это время в комнату вошла уборщица, которая за небольшую плату убирала квартиры в доме.
— Здравствуйте, это наверно моя Тина, она заходила к вам поздно вечером и подсунула под подушку записку. Извините её пожалуйста. Не говорите владельцу дома, а то у меня будут неприятности. Тина ведь по вам сума сходит, влюбилась по уши.
Кай смотрел на нее широко раскрыв глаза. Женщина осторожно подошла и медленно взяла клочочек из руки Кая и так же медленно вышла, закрыв дверь. Кай резко повернулся, посмотрел на стену, где должен был висеть плакат. На его месте висел большой календарь, подарок поклонников сериала, на нем была легендарная четверка на фоне капитанского мостика. Следуюшим делом, он осмотрел свою руку, она была в полном порядке.
— Значит это был только сон. — Кай встал, и замотав бедра большим махровым полотенцем, вышел на балкон и взялся за гантели…

КОНЕЦ