Часть 3.6 В новом составе

Вернуться к оглавлению

Кайро Египетская - "На службе Порядка"

Кайро Египетская — «На службе Порядка»

Оперативники, как привязанные, летели за машиной Кая. Огни ночного города освещали тревожную картину в деловом центре. Сразу бросилось в глаза резкое уменьшение количества машни на всех магистралях. Полицейские сканеры выборочно проверяли въезжающие в центр города аэромобили. По приближении Кая к такому блокпосту позади включили спецсигнал и обе машины проехали без досмотра.
Башня Порядка всё так же представляла собой грозное зрелище. С первого взгляда было даже незаметно, что она подвергалась теракту. Лишь облетев здание, можно было заметить, что одна из парковочных площадок обрушена и непосредственно к ней прилегавшая часть тоже повреждена. Это было единственное место, вокруг которого жизнь не бурлила. Различный транспорт подходил и отходил от башни, во всех окнах которой горел приглушённый стеклопанелями свет. Лишь на запасной стоянке нижних этажей Кай смог отыскать свободное место для посадки. Рядом приземлился и аэромобиль сопровождения. На вход следом за Каем проследовала и группа во главе с ухмыляющимся служащим. Он сообщил охраннику на КПП о том, чтобы доложили о доставке божественного убийцы внутрь.
Я положил руку на плечо оперативника и повернул его лицом к себе:
— Что еще вам было предписано? Кто послал вас за мной?
— Приказ майора Притиса, — не меняя выражения лица, ответил тот, освобождаясь от руки Кая. — «Скажите этому мертвецу, чтоб явился сюда немедленно», если дословно. Это всё, хех.
Когда охранник передал о прибытии убийцы, оперативники поспешили сесть в ближайший лифт и уехать наверх, бросив напоследок лишь:
— Ну, всего наилучшего!
Я перевел взгляд на охранника. Тот безмолствовал, лишь отведя взгляд — было не очень комфортно от того, что на тебя пялится убийца.
Это было совершенно оправдано. Поняв, что охранник не собирается даже указать мне, в какую сторону направляться, я выстрелил. Охранник повалился на конторку, заливая ее кровью из перерезанного горла.
— Возможно, на твое место возьмут кого-то, более внимательного к посетилям, — сказал я и направился к лестнице.
Когда я поднялся на тот уровень, где располагались кабинеты руководства, то заметил, что и там в мрачных переходах возникло оживление. Служащие с кипами документов, патрульные дроны, военные и лица в гражданской одежде суетились в коридорах, залах и галереях. Что бы сейчас не происходило, было очевидно, что гигантская бюрократическая машина Порядка приведена в действие и работает в полную мощность. «Как будто документооборот способен изменить происходящие события,» — подумал Кай.
Остановив очередного служаку с бумагами, я спросил:
— Где место майора Притиса?
— Не знаю. Уточните у дежурного, — отмахнулся он. — Я очень спешу.
— Ты никуда не спешишь, — повторил я, не отпуская, — и если не будешь отвечать, то никуда и не пойдешь.
— Что? — Удивился чиновник такой наглости. — Что это вообще за майор? Из какого он отдела? И кто вы такой?
— Это ваша организация, и вам следует знать своих руководителей. Пошли к твоему старшему.
— Молодой человек, — теряя терпение продолжил тот, — В Центре работает несколько тысяч человек. Я не обязан знать всех и каждого. Обратитесь к дежурному офицеру вон там, — он указал папкой с документами направление, — За поворотом прямо. А теперь уберите руку. У меня полно работы.
— А чем занимаешься ты? Какая у тебя работа?
— Отдел рекрутинга, — раздражённо ответил чиновник. — Ты что, волонтёр? Потерялся что ли?
— Я божественный убийца, а не волонтер. А теперь веди меня к своему начальнику, иначе я всажу вот эту штуку в твою печень, — и я сунул ему скобу под нос, — Определенно, я потерялся, — закончил я.
Рука чиновника дрогнула, и пара бумажек, кружась, спланировала на пол.
— Ладно, — напряжённо выдавил он и пошёл в том же направлении, что и сначала.
Люди поблизости расступились, заметив такие насильственные действия. Далеко, впрочем, идти не пришлось. На том же этаже отыскалось помещения означенного отдела. В один из них и привёл Кая несколько растерянный чиновник. Перед кабинетом находился секретарь, которого несколько удивило столь странное появление своего коллеги. Он поинтересовался:
— Вы куда?
— Полковник Андерст у себя? — Вопросом на вопрос ответил провожатый.
— Нет. На генеральном совещании… Ещё долго не будет. А что у вас?
— Где проходит совещание? — задал вопрос я.
— Как где? — Удивился вопросу секретарь. — Уровень 206. Главный зал. Как обычно.
— Пошли, — сказал я своему провожатому.
— Но как же… — Он нехотя бросил папку своему знакомому, попросив придержать. В коридоре он сказал. — У меня же нет допуска на этот уровень.
— Значит, пойдешь без допуска, — подумав, я добавил. — Возможно, у меня есть.
Чиновник нехотя прошёл к лифту, но я его остановил:
— По лестнице!
— Вы в своём уме? — Воскликнул он. — Там сто шестьдясят этажей вверх!
— Ничего, я выносливый.
— Да к тому времени как мы туда доберёмся, совещание уже может закончиться, — резонно заметил чиновник, явно не желавший испытывать свою выносливость. — Да и я-то там зачем нужен?
— Ладно, поехали. Дорогу покажешь. Мертвых очень легко сбить с пути. За короткое время лифт, разрешивший по карте доступа убийцы проследовать на нужный уровень, миновал добрую сотню этажей, как вдруг включилось аварийное оповещение, возвестившее машинным голосом: «Лифт задержан. Причина: обнаружение преступного элемента.»
— Вот и приехали, — подытожил теперь уже заложник. — А вы думали бесчинствовать в самом сердце Порядка кто-нибудь позволит?
— Мертвые не думают — они выполняют приказы. И я убью тебя именем Его Божественной Тени.
— Что за? — Буквально вжался в стенку лифта чиновник. — Я служу Ему верой и правдой! Ты не имеешь права! Никто не давал приказа!
— Тогда почему лифт стоит? Либо лифт едет, либо я сделаю как сказал,
Я не успел договорить, как чиновник принялся дрожащими пальцами давить какие-то кнопки на панели лифта. Тщетно.
— Больной ублюдок берёт заложников да ещё и удивляется, что его хотят задержать… — Бормотал несчастный себе под нос, перетыкая кнопки на обесточенной панели.
— Я не больной, а мёртвый, — поправил его я.
— Кхм-хм, — послышался чей-то незнакомый голос из динамика. — Можно говорить? — Обратился он неведомо к кому. — Божественный убийца Кай, говорит майор Притис. Вы задержаны до дальнейших распоряжений…
— А я?!
— Так же вы обязаны освободить захваченного заложника. Мы надеемся на ваше благоразумие и подчинение.
— Я подчиняюсь Его Тени.
— Ваше задание считается проваленным. Вы обязаны явиться в помещение для криосна, — настойчиво утверждал голос майора.
— Лифт должен приехать на нужный этаж. И я вам не верю.
— Пожалуйста, — снова закричал чиновник, — вытащите меня отсюда! У меня клаустрофобия! И ещё этот… он обещал порезать мою печень!
— Что вы забыли наверху? — Не обращая внимания на слова заложника, поинтересовался Притис. — Что вам нужно на генеральном совещании?
— Я не мог ничего там забыть — я еще ни разу не был у вас наверху. — Спокойно ответил я. Фоном продолжал скулить безымянный чиновник отдела рекрутинга.
— Ваши действия более всего напоминают измену. У меня нет никаких оснований доверять убийце, который убивает наших людей. У меня нет уверенности в том, что допусти я вас наверх, вы не учините там резни.
— А мне ваши действия кажутся подозрительными.
Тем временем я внимательно осматривал потолочную панель лифта. За тонким полупрозрачным пластиком находились световые элементы. Я разрезал скобой пластик, затем принялся за тонкий металл, из которого была сделана крыша.
— Ваше поведение возмутительно. Прекратите пытаться вырваться, — похоже, что майор увидел это.
Я поискал глазами камеру наблюдения, и одним тычком скобы приведя ее в негодность, вернулся к прерванному занятию.
— Ваши действия квалифицированы как недружественные. Последнее предупреждение, иначе мы применим силу, — вновь попытался достучаться до Кая майор.
Металл поддавался несколько хуже, но достаточного размера дыру, такую. чтобы я мог пролезть, сделать удалось. Выглянув в шахту, я отметил, что на дверях изнутри подписаны уровни. До двести шестого еще было почти полсотни пролётов.
Я зацепился скорпионом за балку шестью этажами выше и легко полетел вверх. Бывший заложник только было вздохнул с облегчением, что о нём позабыли, как кабина ожила и с максимальной скоростью устремилась вверх. Через секунды две от толчка Кай завалился на крышу. Плечо шаркнуло о стену шахты, на этом месте затягивалась зияющая рана, ограничивая на время функционирование правой руки, в то время как обычному человеку её бы попросту оторвало. Лифт не останавливался. При такой скорости он достигнет вершины в течении минуты, вероятно расплющив при этом пассажира сверху.
Мгновенно оценив ширину зазора между кабиной лифта и стенами шахты, я скатился с той стороны, где он оказался больше за счет сремительно унесшегося вниз противовеса. Правая рука слушалась плохо, поэтому я летел вниз стемительно набирая скорость и нащупывая спуск левой рукой. Вскоре мне это удалось, и я завис напротив двери с надписью «192». Одновременно сверху и снизу донеслись глухой удар — кабина добралась до вершины и, судя по всему, пока не спешила возвращаться вниз. — О, дерьмо! — Проверяя целостность своих членов, пытался подняться с пола экс-заложник.
— Господин Карбье, — прозвучал в ответ голос майора. — Вы не могли бы подтвердить, что убийца зажат на крыше?
— Оу-ах, — пытаясь сообразить, что точно болит, ответил чиновник. — Я постараюсь… О, Его Тень! Вы вытащите меня отсюда? Кажется, я что-то сломал…
— Не переживайте, — успокоил его голос Притиса. — Как только мы преодолеем кризис, вам будет оказана вся необходимая помощь… А теперь не могли бы вы выполнить то, о чём я вас попросил.
— Кхе-кхе, — нетвёрдо стоя на ногах, он вытянулся чтобы осторожно оглядеть проделанное Каем отверстие. Он какое-то время медлил с ответом, вытягивая шею и меняя углы обзора, пока, наконец, не сказал. — Наверху ничего нет. Врядли он там.
Следом из динамика приглушённо пронёсся ряд приказаний. Сделав паузу, майор будто о чём-то задумался ненадолго.
— Мы опустим вас до ближайшего пункта медпомощи. Держитесь. И если что-то увидите там у себя — немедленно сообщите. Мы вас услышим, — закончил он на этом сеанс связи.
Не дожидаясь, пока они переключат внимание на мои поиски в лифтовой шахте, я отжал дверь и пролез в коридор 192 этажа.
С недоумением наблюдая за тем как напротив него медленно отворяются створы, охранник второго класса толкнул плечём своего товарища:
— Что это ещё такое? — Когда стало видно что оттуда выбирается какой-то человек, добавил. — Жать тревогу что ли?
Кай увидел перед собой пост охраны в небольшом зале, один из охранников пялился на него что-то неуверенно бормоча в переговорное устойство. Вокруг также как и внизу оживлённо ходил разнородный народ из числа чиновников.
Стремительный полет лезвия оборвал бормотание охранника. Сие действие вызвало чрезвычайный переполох у случайных свидетелей происшествия, которые незамедлительно поспешили оказаться подальше от убийцы. Оттолкнув еще кого-то с бумагами и планшетом, я открыл дверь на лесницу и рванул вверх. На лестнце было пусто — служащие Порядка предпочитали пользоваться лифтами. Все же по дороге я все-таки сбил с ног клирика в длинной фиолетовой рясе, который послал мне вслед не самые употребимые в обществе выражения.
Я остановился на площадке с номером 206. За полупрозрачными дверями не было видно обычной конторки охранника.
Карточка сработала в считывателе. Кай оказался у лифтов на краю широкой галереи с высокими стрельчатыми арками, через потолочные стеклопанели проглядывало беззвёздное ночное небо. Напротив лифтовой зоны полукругом располагался дежурный пост с поднятым защитным застеклением. Двое охранников первого класса внутри напряжённо работали, почти не глядя в сторону Кая. В дальнем конце галереи находились большие двери. Из боковых проходов на белоснежный мрамор попарно вышагивали охранные дроны. По всему их численность в ближайшие несколько минут должна была кратно возрасти. Охранники на посту командами стягивали сюда все доступные силы. Людей здесь уже не было. Настенная инфопанель мигнула, передав изображение какого-то офицера средних лет в чёрной униформе. Решительный взгляд, аккуратно остриженные усы и мешки под глазами.
— Божественный убийца, — обратился он с экрана голосом майора Притиса. — Остановись немедленно и, быть может, милостью Его Тени получишь прощение.
Я взвёл скобу и направил ее в строну дронов, которые остановились пока на некотором расстоянии. Вглядываясь в лицо говорящего, я внимательно следил за ними тоже.
— Майор Притис, — заговорил я, — Я не ищу прощения. Я служу Его Тени, полностью нахожусь в Его власти и выполняю Его волю. Я устраню любого, кто пытается вставать на моем пути, а также кто мешает получению мной нужной и достоверной информации. Ваш Центр оказался плохим источником. Пересмотрите свою позицию и отзовите дронов. У меня нет намерения наносить вам дополнительный материальный ущерб.
— Да у тебя паранойя, парень, — пытался давить на убийцу майор. — Ты не подумал, что, вероятно, у тебя там что-то в голове испортилось? Задумайся хоть на минуту, что ты сейчас творишь. Это совсем не то, что ты должен делать. Чего ты вообще добиваешься, убивая наших людей? Куда ты идёшь? Что ты намерен делать? — Паранойя свойственна живым, майор. Я делаю то, что должен делать, согласно полученной директиве. Если бы ваши люди оказывали содействие, у меня не было бы необходимости убивать их.
— Подумай, как следует, парень, — он наклонился вперёд, и его лицо на панели внушительно увеличилось. — Ты не выполнил своего задания. Ты убил наших людей. Ты идёшь на генеральное совещание. И, готов спорить, ты понятия не имеешь, что будешь делать дальше.
— Как Божественный Убийца я обязан просчитывать свои действия наперёд. В настоящей ситуации это весьма затруднительно, однако сейчас я имею намерение допросить ваше руководство.
— За теми дверями ты никому не нужен. Никто тебя там не ждёт. Тебе не о чем отсчитываться, парень… — Он сделал паузу, дав обдумать Каю ситуацию.
— Я не собираюсь отчитываться. У меня есть вопросы к вашему руководству. Из этого бункера только один выход, майор. И я стою перед ним. Вам придется открыть дверь рано или поздно.
— Ты так в этом уверен? — Раззадорился Притис. — Готов биться об заклад, что другого выхода нет?.. Боюсь тебя разочаровывать, парень, но если бы ты обратил внимание на план пожарной эвакуации этажа, то заметил бы, что не всё так просто. Хех, а ещё… Погоди минутку, у меня звонок на другой линии. Никуда не уходи. — После этого его лицо пропало, сменившись логотипом Лиги.
Я покосился в сторону охранников, наблюдавших за происходившим из-за бронированного стекла. Сделав шаг в их сторону, заметил, как они пригнулись, а дроны тоже дружно сдвинулись.
— Стой на месте.
Меньше чем через минуту Притис вновь появился на экране уже не настолько увереный в себе. Казалось, он был разочарован тем, что кто-то сорвал игру, в которой он только начал разогреваться:
— Тебя хотят видеть с докладом. Немедленно… Если что, то умываю руки, — бросил он напоследок, прежде чем окончательно исчезнуть с панели.
Дроны опустили свои орудия и отошли в стороны, организовав проход, но, видимо, майор и не думал возвращать их назад.
Я еще раз взглянул на охранника, который только жестом показал в строну двери — давай, мол, иди, не задерживайся, и пошел между двумя рядами дронов к высокой узорной двери, которая начала плавно раскрываться. При этом две массивные створки раздвигались в стороны, а третья поднималась вверх.
Когда Кай миновал холл, в котором кроме напряжённого секретаря никого не было, перед ним открылись двери просторного вытянутого зала. В центре за продолговатым столом, в виде двух дуг соединённых в дальнем конце, расположившись в креслах, с обеих сторон находились все высшие чины Лиги и Ордена Порядка на Тамании: черные мундиры перемежались фиолетовыми сутанами и серыми камзолами. В общей сложности не менее сотни человек, многие из них уже были в летах. В зале отсутствовали окна, но какие-то боковые проходы выводили в смежные или технические помещения. По сторонам располагались рабочие места служащих документирующих ход генерального собрания. Несколько мест пустовало, среди многочисленных незнакомых лиц можно было найти и Хауз. Она отстранённо смотрела куда-то в сторону Кая, когда тот входил, подобно прочим другим, на фоне которых уже не казалась такой внушительной и грозной. Как только убийца вошёл в пространство между концами стола, начальница центра по борьбе с ересью поднялась со своего дальнего места и сухо зачитала доклад, посвящённый гостю, который закончила следующими словами:
— …после чего скрылся, не предоставив отчёта. В течении последних дней не появлялся, не давал о себе знать ответственным органам. Удалённое наблюдение фиксировало простой спецмашины в индустриальной зоне. Прибыл назад согласно приказу, — завершила она чтение, подняв глаза, и встретившись взглядом с убийцей. — У меня только один вопрос о нынешнем статусе Вергилия Норама: жив он или мёртв?
— Это мне не известно. Я не видел Норама.
— Больше вопросов нет, — оборвала она его, садясь на место.
— Ваши сотрудники работают с большим небрежением, — продолжил я. — Почему меня никто не известил, что вам нужны отчёты о моих действиях? По вашему безразличию к данному делу, полковник Хауз, сделал вывод, что моя деятельность не угодна Центру. Перед тем, как покинуть «Прибежище», лейтенант Шенк собрал кое-какие вещи в комнате. Они были хотя бы осмотрены? Почему вы дали умереть Шенку?
Казалось, никого из присутствующих не заинтересовали слова мертвеца, либо они просто не подали вида. Лишь Хаус сделала кое-какие заметки у себя в планшете, также воздержавшись от комментариев. После того, как Кай умолк, поднялся престарелый клирик, медленно протянувший:
— Я бы в свою очередь хотел узнать о том, что послужило основанием для… — Он пожевал губами, как бы подбирая нужное слово, — Убийства его святейшества епископа Зюдова?
— Подробный отчет об этом я представлю Его Божественной Тени. — Кхм-кхм, — громко обратил на себя внимание Кая сосед престарелого священнослужителя, подавая вполне определённый жест обернуться назад.
За спиной Кая над козырьком входа, следуя контуру куполообразного потолка нависало изображение Его Тени, транслируемое по-видимому с самого Кластера скорее всего из-за расстояния с некоторой задержкой. Подвижная камера под экраном в данный момент была зафиксирована на убийце.
Я развернулся, чтобы стоять лицом к Повелителю, и продолжил:
— Епископ пытался использовать меня в собственных интересах в ущерб непосредственному заданию. Он посчитал оказываемой мне услугой расшифровку блока памяти из компьютера Грайз, хотя сделать это немедленно было первостепенной обязанностью шифровального отдела.
— Это серьёзное обвинение, — отметил не без возмущения священник с аккуратной козлиной бородкой. — Необходимы исчерпывающие доказательства. Кроме того, даже исходя из сказанного, у вас не было права решать. Это дело церковного суда, — присутствующие фиолетовые капюшоны согласно закивали.
— Доказательством может служить папка епископа, которую должны были найти на его столе. Там собраны досье на тех из вас, кого он хотел чтобы я устранил взамен на расшифровку необходимой мне информации. Божественная Тень, — обратился я к экрану, — желаете ли вы, чтобы я назвал имена тех, кто был в ней упомянут?
— В обязанности его святейшества, — поднялся пожилой клирик, до того задавший вопрос о причине убийства. — Входила также люстрация неблагонадёжных из рядов служителей Священного Порядка здесь, на Тамании. Папка, о которой вы говорите, была найдена, и работа, проделанная Зюдовом, была закончена, как того и требовали обстоятельства. Из-за вашей выходки под угрозу была поставлена операция, в которой ваше участие в принципе не предполагалось… Звучит необычно, чтобы епископ обратился в этом вопросе за помощью к вам, но, боюсь, теперь мы не сможем узнать всей правды…
— Я считаю, божественный убийца превысил свои полномочия! — Вновь взял слово козлобородый священник. — Церковь Тамании впредь не желает его присутствия, — подытожил он свою позицию. Очевидно, со смертью епископа бразды правления в этой епископии пока отошли к нему.
Я молча и невозмутимо слушал, как они пытаются эксплуатировать слово.
Дальнейшие прения прервал жест Его Тени, в зале установилась тишина. Когда, наконец, сигнал вернулся обратно из уст владыки прозвучало следующее:
— Кай, ответь, способен ли ты исполнить данное тебе задание?
— Способен, Божественная Тень. Мне необходима вся имеющаяся у Центра по борьбе с ересью на Тамании достоверная информация по Нораму, в том числе — самая свежая. Также нужны обстоятельные ответы на еще несколько вопросов.
Я замер, ожидая ответа Владыки. Спустя время, он обратился уже ко всем сановникам в зале:
— Вы способны это обеспечить?
Последовавшее молчание первой прервала Хаус:
— Как вы видите, — осторожно начала она. — Наши приоритеты в последние часы изменились…
— Да что там, — не дал ей договорить мужчина в пурпурно-белых одеяниях с чёрной лентой на груди. Он был единственный одетый по не по уставу, а по местному обычаю и почему-то сидел во главе стола, на стыке двух его частей. — Задача уже не актуальна, — уверенно заговорил он. — Нужно решать более серьёзные проблемы. Вергилий — вчерашний день. Сейчас важно обеспечить принятие этого законопроекта, — он положил ладонь на стопку бумаг. — Это та палочка-выручалочка, которая развяжет руки полиции и спецслужбам. У наших врагов не останется никакой юридической и социальной зашиты… Норам будет раздавлен вместе с остальными еретиками. Сейчас уже нет смысла отвекать время и ресурсы для уничтожения одного, когда мы вот-вот получим арсенал для ликвидации всех, — он протянул руку в направлении Кая. — Так есть ли смысл в этой погоне за фантомами? — Далее он обвёл взглядом всех остальных. — Я считаю, дальнейшее обсуждение этой темы преступной тратой времени нашего собрания.
С этими словами он сел на место, ожидая решения Его Тени. Однако владыка не спешил с ответом, предоставляя Каю, возможно, последнюю возможность склонить чашу весов на свою сторону. Повинуясь, я заговорил:
— Я поступлю так, как вы мне прикажете, Божественная Тень. Если вам угодно, чтобы я продолжил преследовать Норама, я буду это делать до последней капли моей протокрови… Здесь же я наблюдаю засилье бюрократии, расшатывающей и дискредитирующей власть Божественного Порядка на Тамании, — на эти слова не отреагировали только самые невозмутимые, большинство же присутствующих одарило убийцу не самым доброжелательным взглядом в ответ. — Даже охранники выполняют свою работу небрежно. Мне пришлось убить двоих, неспособных отвечать на вопросы. Эти люди посылают друг другу бумаги, за которыми нет истинной власти Порядка, а есть их личные интересы. Пресса искажает информацию, и они сами тоже, как мне было сказано — прячут в воду концы. Прикажете мне убить их для вас? Последнее пришлось не по вкусу наиболее неуравновешанным, от возмущения они вскочили с мест в порыве обложить незваного гостя, который знать их не знает, словами покрепче, но сдержались в присутствии владыки. Некоторые из них пришли в себя и уселись на свои места, кто-то даже предложил вышвырнуть Кая пинком из зала. Наконец, с экрана слетел лаконичный ответ Его Тени:
— Если это правда, то убей тех из них, кого ты сможешь заменить.
Ответ, неожиданно шокировал присутствующую публику. На какое-то мгновение у отдельных лиц появилось желание сделать ноги, но, когда разум взял верх над чувствами, они немного поуспокоились. Все уже не без интереса и некоторой толики страха вновь взглянули на Кая.
— Незаменимых нет, — повернув голову к залу, я шёлкнул лезвием, — убью тех, кто не будет выполнять свои обязанности надлежащим образом.
— Никого? Что ж… — словно выйдя из транса, Его Тень повысил голос. — Значит ли это, что никого из них ты заменить не в состоянии? Тогда почему божественный убийца рассуждает о том, что его не касается? Когда мне понадобится совет по кадровым чисткам, будь уверен, я сам его у тебя спрошу, — сменив тональность, он обратился к человеку во главе стола. – Выделите наименее задействованный в текущих делах ресурс ему в помощь, — затем он вновь переместил внимание на убийцу. – Ты должен закончить дело до истечения последней капли своей протокрови, или смиренно вернуться на Кластер. Это моё слово.
После ответа владыки чиновник, к которому тот обратился, начал перешёптываться с соседом по правую руку. Образовалась пауза. Было видно, что многим из присутствующих по-прежнему не по себе, и они старались не встречаться со мной глазами. «Видимо, бюрократия и коррупция на этой планете угодны Его Божественной Тени, — сделал, наконец, вывод я, — и, следовательно, мне не стоит им противодействовать».
— Вы можете быть свободны, — главный чиновник закончил переговоры с соседом и обратился к Каю. — По окончании заседания будут сделаны необходимые распоряжения…
Я уперся в него взглядом:
— С кем мне предстоит общаться дальше?
— Вам всё сообщат по окончании, — завершил тот разговор.
Поняв, что в моем присутствии здесь больше не необходимости, я повернулся и вышел из зала.
— Что ж вернёмся к повестке, — председатель собрания привычно устроился он в кресле, оглядев присутствующих.
Когда двери за спиной убийцы закрылись, собрание возобновило работу в прежнем ключе.
Я миновал охранника, вошел в лифт и выбрал нижний уровень парковки. Кабина поплыла вниз, и на этот раз её никто не останавливал. На парковке я нашел аэромобиль, которым пользовался. Похоже, машину еще никто не трогал. Я залез в салон, достал из ящичка блок памяти и еще какие-то бумажки и мелочь, оставленные теми, кто раньше пользовался этой машиной. Собрав все это в бумажный пакет, найденный в салоне, я вернулся на поледний этаж как раз к концу совещания. Вскоре в холл к Каю вышел служащий с заданием составить подробный список потребного для продолжения расследования.
Судя по значкам на его одежде, это был мелкий служащий — секретарь или помощник.
— Как тебя зовут? — спросил я.
— Старший помощник Сэй.
— Кого определили ответственным за работу со мной?
— Никого. Для этого-то и нужен список.
Я взял из его рук планшет со стилом и попробовал начать писать. Это получалось медленно и непривычно. Я вернул ему планшет и велел записывать за мной. Тот кивнул, и его пальцы бодро забегали по экрану:
— Мне необходимо знать, что собрал лейтенант Шенк в Прибежище. Эти вещи были в машине, на которой мы вернулись. Надо как следует осмотреть весь салон. И все вещи Шенка.
Сэй кивнул, давая знать, что успевает записывать, и я продолжил диктовать:
— Срочно необходимо считать данные с имеющегося у меня блока памяти. Я хочу присутствовать при этом. В зависимости от тех сведений, которые удастся получить, я решу, какие будут мои дальнейшие действия.
Я немного помолчал, глядя на клерка. Тот поднял на меня робкий вопросительный взгляд.
— И еще, — добавил я, — кто давал распоряжения об установке криокамеры, доставленной вместе со мной?
— Это всё? — Закончил он запись. — Ни помощников, ни каких других подчинённых не требуется?
— Возможно, они потребуются позже. Сейчас надо расшифровать и проанализировать все, что доступно на данный момент. Услышав ответ, старший помощник Сэй исчез за закрытыми дверями заседания. Дальше оставалось лишь ожидать. Временами служащие и чиновнике по одиночке и группами входили и выходили, стараясь не обращать внимания на новую деталь интерьера, столбом стоявшую посреди холла. Наконец, один из вышедших офицеров обратился непосредственно к Каю:
— Майор Фиск, — громко и отрывисто бросил он. — Шестой оперативный отдел. Идёмте. У меня мало времени.
Уже на ходу он, не давая убийце вставить слово, продолжал:
— Ситуация напряжённая. У меня почти нет времени возиться со всем этим. Большинство требований кажутся выполнимыми. Надо будет отдать кое-какие распоряжения, чтобы дело пошло, с этим проблем быть не может.
— Что из названного мной вы не можете обеспечить?
— Откуда мне знать какие у вас будут заскоки в дальнейшем? — Он раздраженно взглянул он на Кая.
— Заскоки? Я узнал много новых слов на этой мисии, майор.
— Мне нужно координировать действия полутора десятка групп, поэтому я распоряжусь кого-нибудь поставить для взаимодействия… или помощи, если потребуется. Чтоб меня по пустякам не дёргали. Постараюсь направить лучших, из тех что свободны… Приехали, — дверцы распахнулись и майор уверенно шагнул в очередной коридорчик. — Здесь шифровалка. Навряд ли кто-то соизволит вежливо пропустить нас вне очереди, но да ладно. Прорвёмся.
Поняв его слова буквально, я приготовил скобу. Перейдя через небольшой зал уставленный аппаратурой с серверами, майор завёл Кая во внушительное по размерам помещение, идущее окружностью вокруг циклопической колонны, вокруг которой на некотором расстоянии располагались рабочие терминалы. Это был сверхкомпьтер, предназначенный для взлома защиты любой сложности, где-то под полом вниз на несколько этажей располагались обслуживающие его работу технические зоны, снабжающие гиганта энергией и охлаждением.
Вокруг сверхмашины царил упорядоченный хаос. Специалисты и служащие работали, как одержимые, ежесекундно оперируя невообразимыми потоками информации, отправляя расшифровки и отчёты по разным инстанциям центра.
Фиск, некоторое время поискав кого-то взглядом, направился, как оказалось, к дежурному смены, от того уже подошёл к одному из криптологов, которому протянул блок памяти от лэптопа Грайз:
— Надо взломать. Вне очереди. — махнул он какой-то бумагой. — О результатах доложиться и передать вот ему, — майор тыкнул большим пальцем на убийцу позади себя, — это Кай, божественный убийца с Кластера. У него нет чувства юмора, а лезвие всегда наготове. Вопросы?.
Не дав тому опомниться, майор закончил:
— Да падёт на вас Его Тень!
— Я сообщу вам по готовности команды, — обратился он уже к Каю. — И имейте в виду, тут работают наши люди, преданные Порядку и поклоняющиеся Его Божественной Тени. Я запрещаю вам убивать кого-либо.
Криптолог, вздохнув, углубился в работу, по широкому экрану перед ним бежали строки значков и цифр, казалось — он сам стал частью суперкомпьютера. Для меня череда символов не имела значения, и я присел за соседний с ним пустовавший терминал. Он был включен, и я вошел в инфосферу Тамании. Не успел я погрузиться в изучение содержимого местных социальных сетей, как раздался возмущенный возглас:
— Да вы издеваетесь? — С негодованием обратился специалист к Каю, глядя на результаты предворительного анализа. — Здесь защита дай Боже! Это займёт больше времени, чем я могу вам позволить!
Я потянулся было к скобе, и заметил, как в глазах криптолога проскользнул испуг.
— У вас есть приказ. Выполняйте, — ответил я, и снова повернулся к монитору.
— Да вы хоть понимаете, что тормозите работу всего отдела? По окончании я подам жалобу, будьте уверены.
Я кивнул. После совещания специалиста с дежурным, который подтвердил задачу, основные процессоры шифровальной машины приступили к взлому защиты. Я же углубился в изучение местного информационного пространства, доступного обычному жителю Тамании. Никакого особого доступа я не запрашивал, и доступные мне обсуждения чаще всего касались зрелищных мероприятий, способов совокупления, фасонов одежды, кулинарии или домашних животных. Однако среди этого попались мне несколько групп обсуждений иного содержания — «Свободный разум — из подземелий к звёздам» и «Следуй за Солнцем». Они пестрели свежими призывами начать массовые акции неповиновения. Отдельно проскакивали сообщения развязать вооружённую борьбу, но у таковых «лайков» было поменьше.
Спустя более чем часовой цикл недовольный служащий вернул блок памяти убийце, лишь бы поскорее отделаться от раздражающего индивидуума и продолжить работу в штатном режиме. Воспользововшись резервым терминалом, можно было, пусть и с опозданием, ознакомиться с содержимым компьютера госпожи Грайз. Как ни странно, за практически неприступной защитой скрывалась самая разнообразная информация о некоторых текущих наработках медиа-холдинга. Рабочие документы, непроверенные редакторами варианты статей, архив новостей. Были и необычного содержания файлы, в которых лежали копии документов, свидетельства, записи прямо или косвено порочащие честь и достоинство различных небожителей Тамании. Среди таковых были данные на некоторых олигархов, государственных чиновников и крупных бизнесменов, шоуменов, аппарат управления церкви и функционеров Порядка. Были здесь и результаты скурпулёзной работы, собранной от различных источников, по сектам и группам Неймана и Тамании. Истиноверующие, жрецы Первого Храма, социал-революционеры, раскольники-изуиты, вергилианцы, националисты, радикал-возрожденцы, профсоюзные движения, различные группировки организованной преступности… Огромный выбор местной политической и социальной кухни. Потребовалась бы непозволительно много времени даже Каю, чтобы детально ознакомиться со всеми файлами и документами.
Поэтому я сосредоточился на вергилианстве и примыкающих к нему религиозных и общественных течениях. По Вергилию информации было не больше, чем в собственном архиве служб Порядка. В основном это были дубликаты документов и краткие отчёты о проведённых мероприятиях по его розыску полицией и спецслужбами, а также ряд многочисленных свидетельских показаний, протоколы допросов, копии интервью с осведомителями. Нового было не так уж много, похоже что самые первые «официальные» встречи Грайз и Вергилия действительно проходили при глубокой конспирации со стороны последнего, но с тех пор уже года два её не подпускали к нему для личных бесед. Из датированных последними сведений были копии расшифрованных писем-приглашений. Предпоследнее двумя месяцами ранее назначало встречу в частой комнате «Погружения», до этого использовался заброшенный склад, а ещё месяцем ранее её приглашали в зал собраний Лейбница, небольшого городка в ста сорока километрах от Неймана. По рабочим записям было видно, что журналистка принимала отнюдь не каждое предложение повидаться с Норамом. Во всех письмах отправителем был указан некий «Соловей», — видимо, подпольный псевдоним, не более…
— Не могли бы вы освободить моё место? — Робко осведомился незнакомый Каю служащий.
— Мог бы, — ответил я, ибо просмотр блока памяти был закончен. — Однако объясните мне, можно ли оследить руководителей, создателей и активных участников вот этих дискуссионных групп?
— Эээ… — Протянул криптолог, через толстые линзы всматриваясь в то, на что указал Кай. — Это вроде как не в компитенции отдела, — заключил он, предоставив в дополнение собственное мнение по вопросу, загрузив Кая терминами средств защиты и передачи данных в инфосфере. Из потока сознания специалиста Кай смог усвоить лишь то, что подобные задачи возложены на один из отделов разведки по кибер-безопасности.
Другой человек в сером мундире и очках, подойдя во время монолога, без слов передал убийце карточку. Сообщение от майора гласило, что он подготовил группу помощников, которым велено дожидаться Кая в означенном кабинете. Дальнейшее взаимодействие предписывалось производить исключительно через некоего лейтенанта Старшек. Список других «помощников» прилагался, всего их было шесть человек. Этим записка и исчерпывалась. Отключив блок памяти, я пошел в упомянутый в записке кабинет. Там за круглым столом в форме и гражданской одежде сидели пятеро представителей различных ведомств и служб Порядка. Все они ломали голову над причиной столь внезапного назначения.
— Не понимаю, если это задание оперативного уровня, на кой ляд здесь я? — Недоумевал щуплый сотрудник, судя по значку, архивного управления.
— Пфф, молчал бы уж. Меня вообще с больничного дёрнули, — грубовато высказался холёного вида рядовой в чёрной форме охранных войск.
— Давайте, не будем собачиться, — примирительно заключил человек в униформе с лейтенантскими нашивками. — Согласно этой писульке, — помахал он бумажкой в воздухе, — Нам нужно будет вместе посодействовать какому-то убийце в поиске врага Порядка. Так что ведите себя как подобается.
— Посодействовать? И как, позвольте узнать, я смогу «посодействовать»? — С некоторым раздражением подал голос юноша в серой тунике. — У меня вообще-то стояли отгулы на сегодня-завтра. Планы были…
— Теперь другие планы, — на полуслове его прервало появление Кая.
Все, кроме представившегося по форме лейтенанта, молча ожидали, что скажет убийца.
— Лейтенант Старшек, представьте своих людей.
Худощавый лейтенант в сером мундире кивнул и начал по очереди называть присутствующих, начиная с широкоплечего здоровяка в черной форме:
— Рядовой Шелд Обмэр. Охранные войска. Рядом с ним — специалист 1 категории Волард Анг. Архив.
Невзрачный человек в лиловом сюртуке кивнул. Следующим оказалась младший эксперт Эва Глайднэр из информационного отдела. Последним лейтенант представил совсем юного помощника Клари Троцека из отдела контр-пропаганды, который выглядел несколько огорчённым из-за срыва планов на выходные.
— Согласно указанию майора Фиска, мы поступаем в ваше распоряжение. Как прикажете обращаться к вам?
— Меня зовут Кай. Так и обращайтесь. У божественных убийц нет званий и рангов.
Услышав мои слова юный Троцек вздрогнул и отодвинулся к Глайднэр. Я не обратил внимания и перешел к сути дела:
— Вам предстоит помочь мне в определении места, где скрывается еретик и враг Божественного Порядка Вергилий Норам. Я указал на архивариуса, информационного эксперта и контр-пропагандиста и, жестом велев им подойти, активировал вмонтированный в стол терминал:
— Компьютер, голосовой интерфейс, — приказал я, не желая тратить время на печать запросов.
— Голос не распознан, — немедленно последовал механически ответ системы.
— Разрешить доступ, — произнесла Глайднер, и перед нами развенулся голографический экран с символом Порядка.
— Стандартный вход в инфосферу, массовые дискусси, группы «Следуй за Солнцем» и «Свободный Разум», — потребовал я. По экрану пробежала рябь, и через мгновение он весь оказался заполнен мелким текстом, рисунками, движущимися фото и ссылками на видеоматериалы.
— Глайднэр и Троцек, вам предстоит проанализировать это, а именно — дискуссии и другие общедоступные материалы в инфосфере. Особое внимание уделите этим двум вергилианским группам. Основная масса этой информации — пересказ одного и того же. Их следует исключить из рассмотрения. Далее выделяете заведомую ложь, противоречащую достоверным фактам. её тоже следует исключить из рассмотрения, однако надо будет установить источники вброса дезинформации. Ясно?

Эва и Клари, оторвавшись от своих планшетов, где делали беглые пометки, озадаченно переглянулись, но все же синхронно ответили:
— Так точно.
— Это не всё, — продолжил я, — положительные источники. Откуда идет не противоречащая фактам информация. Кто осуществляет информационные вбросы и делает логические выводы? Промежуточный результат доложите. Затем проведите лингвистический анализ. По совпадению стиля можно сделать вывод и реальном количестве авторов. Сопоставьте со стилем Норама. Установите физическое местоположение источников. Как только у вас будет результат этого анализа, доложить немедленно. Список таких источников дезинформации также представите мне. Имейте ввиду — это должны быть не псевдонимы пользователей инфосферы, и реальные люди и организации. Вопросы есть?
— Сколько времени у нас есть? Месяц? — Резонно поинтересовалась девушка.
— Сутки, — ответил я.
— Да вы верно не в себе, — подавляя то ли удивление, то ли желание рассмеяться, сказала Эва.
— К тому же, — заметил юный пропагандист. — Это работа кибер-разведки. Почему бы не запросить у них эти данные?..
— Правильно, — уверенно перебил его лейтенант, обращаясь к Каю. — Скорее всего, если это достаточно открытые площадки, то они уже под нашим наблюдением. Незачем заново изобретать гипердвигатель…
— Вам следует применять оптимальные способы получения ответов, — в свою очередь перебил я его, — Гипердвигатель здесь вряд ли поможет.
Лейтенант хотел было заметить об образности выражения, но почему-то не стал играть с судьбой, к тому же из-за плеча неожиданно заговорил Волард:
— Я готов похлопотать за это дело, — самоотверженно вызвался архивный работник, усмотрев в этом неплохую возможность поскорее увеличить дистанцию между собой и убийцей.
— Займитесь этим… А заодно вам надлежит выбрать всю имеющуюся в хранилищах Центра информацию по Нораму, и провести похожий анализ. Особое внимание уделяйте местам сборищ сторонников. Сопоставьте карту этих мест и карту подземки.
С застывшей миной, окончательно осознав, что на его голову свалился вагон незапланированных работ, Волард неспешно покинул помещение.
— Клари Троцек, — от моих слов парень дёрнулся, словно под током. — Вам, как сотруднику отдела пропаганды — отфильтровать всю дезинформацию, которую выпускает в Инфосферу ваш Центр, и исключить её из анализа. Идите работайте… Лейтенант, — обратился я к Старшеку. — Во-первых, мне нужен отчет по вещам, привезенным Шенком из Прибежища, если их анализ производился. Надо осмотреть машину, на которой мы вернулись. Распорядитесь её найти. Кроме того, — продолжал я не меняя тона, — мне нужна истинная причина смерти Шенка.
— Да, — аккуратно проанализировал сказанное Старшек. — Я уже послал человека за вещами, указанными в приказе… Эм, а что не так в причине смерти… — Он заглянул в бумажку, которую всё время держал в руке. — Этого статс-лейтенанта?
— Когда я привёз его в башню, он был жив, — ответил я. — При современном развитии медицины он не должен был умереть. Как божественный убийца я очень точно способен определить, есть ли у человека шанс выжить. У Шенка он был, иначе я не стал бы доставлять его сюда.
Похоже, он принял эти слова к сведению, но промолчал.
— И ещё один вопрос к вам, лейтенант. Постарайтесь узнать, кто давал указания насчёт установки криокамеры — главное, кто определял место в том подвальном помещении.

Лейтенант кивнул, сделав еще одну пометку в планшете. Последним я повернулся к крепкому рядовому:
— Чем вы больны, Обмэр?
— Не вашего ума дело, — грубо по-солдатски ответил тот, не забыв добавить, — При всём уважении, сэр.
— Насколько мне известно, уважение не подразумевает подобных выражений, Обмэр. Отвечайте на вопрос.
— Это не ваше дело, — упрямо повторил солдафон, глядя в глаза убийце. — Лучше говорите уже чего мне делать.
— Ваше нежелание отвечать позволяет сделать вывод о том, что на самом деле вы здоровы…
Тут меня прервал лейтенант:
— Да, — решил пояснить он, отвлекая внимание от рядового, — И последний член нашей… «команды» — это младший помощник бригадира уборочных дронов Твидл. Он ещё не появлялся здесь. Это его я послал на ответственное задание по доставке хла… необходимых вам вещей из сервисной зоны… Возможно, это надолго.
— Обмэр, — обратился я к рядовому, — Сейчас же обратитесь в вашу службу охраны — объявите поиск сотрудника в здании. Этот младший помощник должен быть доставлен к лейтенанту немедленно. Вместе с вещами, за которыми его послали.
Я вызвал анкету Твидла, и на секунду всмотрелся в трехмерное фото, запоминая лицо. Затем развернул карту башни, чтобы посмотреть, где располагается сервисная зона.
— Известно ли вам, лейтенант, где находится машина, на которой я привез Шенка? Она тоже в сервисной зоне?
— Полагаю, что там, — пожал тот плечами. — Где ей ещё быть? — Он ненадолго задумался, не забыл ли ни о чём сказать, потом отдал честь и вышел.
Следом за ним вышел и я с намерением посетить сервисную зону. Для удобства использования она располагалась на уровне земли и с помощью подземных коммуникаций охватывала часть соседних строений с различного рода мастерскими, создавая небольшой производственный комплекс для нужд органов Порядка. Ремонтные цеха для транспорта, дронов, оружия и спецсредств, типография… Комплекс был соединён монорельсом интегрированным в подземную транспортную сеть города. Поразительно, что несколько десятилетий назад ничего этого и в помине не было, пока башня не отошла в собственность Лиги. Отыскать что-либо в этом хитросплетении, не зная внутренней планировки, вряд ли было возможно.
Пост охраны на центральной проходной не имел допусков к внутренним базам данных, а потому там мне могли сказать только что либо искомый транспорт в отстойнике и ожидает отправления на свалку, либо в одном из ремонтных цехов. Напоследок охранник сказал, что задачу бы сильно облегчило должное предписание с указанием данных из паспорта машины. Я пообщал ему должное предписание от лейтенанта Старшека, и посоветовал начать поиски машины незамедлительно. Затем я вернулся наверх, расчитывая уже обнаружить пропавшего Твидла в кабинете лейтенанта.
Однако ни его, ни кого бы то ни было, там не оказалось. Очевидно, вся команда продолжала выполнение порученных им заданий. Я сел за терминал и снова погрузился в информационное море. Через полтора часа молчаливого одиночества до убийцы донёсся едва уловимый скрип отворяемой двери. На пороге показался всё тот же несколько сутулый лейтенант местных сил Порядка, в руках он держал файлы с документами.
— Я выяснил, что вы просили, — на ходу начал он, доставая и протягивая соответствующие бумаги. – Криогроб изначально был установлен на уровне 14, подключённый к холодильным агрегатам продуктового хранилища в день вашего прибытия. Однако позже по распоряжению покойного епископа он был перемещён в складскую зону…
В комментариях копии предписания, протянутой убийце, было указано, что «избранное квартирмейстерской службой центра по борьбе с ересью место не подобает для пребывания там божественного убийцы Его Тени». Возможно, Зюдова действительно заботило, чтобы Кай не ютился неподалёку от мороженого мяса и овощей, за которыми повара местного кафетерия постоянно сновали бы мимо.
— Странно, сказал я, — размещение криокамеры в подвале скорее напоминало ловушку, откуда нет выхода. Остаться рядом с кафетерием мне было бы предпочтительнее.
— На счёт статс-лейтенанта Шенка, — протянул Страшек другие бумаги. – Помимо заключения, здесь копии рапортов медицинской службы.
Из них Кай мог узнать следующее: поздней ночью того злополучного дня в медицинский блок Центра Порядка его напарник был доставлен с рядом тяжелых ранений. Дежурный врач Вондер принял пациента и пытался стабилизировать его состояние. Далее шёл скрупулезный отчёт о проделанных процедурах и применённых препаратах и их дозировки. Через полчаса было принято решение о транспортировке пациента в городской госпиталь. Потом следовал отчёт парамедика о наступлении смерти в машине скорой помощи. Принимающий врач госпиталя подтвердил смерть от наступившей жировой эмболии. Кроме пятиминутной заминки с транспортировкой, судя по времени, в этих бумагах не было ничего предосудительного. Я перебирал в руках бумаги. Это выглядело правдиво, и не будь краткой заминки — вряд ли это спасло жизнь Шенка. Но что-то словно всплывало из глубин моей памяти в связи с этим. Очень неявное, я никак не мог сформулировать что это — клирик порядка, смерть — но не от моей руки… Я поднял глаза на лейтенанта, протягиваю ему рапорта и медицинские заключения Шенка:
— Когда будете отправлять меня на Кластер, положите эти бумаги ко мне в криокамеру.
— Что касается вещей, — принял из его рук бумаги лейтенант. – Описи не производилось. От Твидла пока не было сведений, — коротко подытожил он.
— Обмэр и вся служба охраны не могут найти одного уборщика? — Спросил я.
Не успел лейтенант ответить, как…
— Служу Его Тени? — Робко обратил на себя внимание незаметно вошедший в комнату мужчина в синей форме уборщика, в руках он держал чёрный пластиковый мешок. — Я выполнил ваше поручение, сэр, — обратился он к Старшеку.
— Оу, мы как раз о вас вспоминали, младший помощник, — уверенно перехватил у него мешок лейтенант, передав затем Каю.
— Где это было? И где находится аэрокар в котором мы с Шенком прибыли? — мой немигающий взгляд уперся в Твидла. Тот тоже без всякого стеснения разглядывал меня.
— Отвечай, — велел лейтетнат.
— В машине… Стоит в очереди сектора Эф ремонтной зоны… — Пробормотал помощник уборщика.
Я взял мешок и вывалил содержимое на стол. Аккуратно разложив его, начал рассматривать вещички, принадлежавшие как статс-лейтенанту, так и цинично перебитой мною молодёжи ночлежки. Среди всякого мусора вроде ключей, по всей видимости от жилищ, гаражей или какого другого их имущества, конфетных обёрток, пары пачек сигарет, тюбика какой-то мази, мятных жвачек, нескольких смятых агитационных листовок, неполного набора игральных карт, визиток нескольких баров, зажигалки, салфетки с номером телефона, номерком из прачечной, десятка талонов на еду, было и несколько более-менее информативных вещей. Моё внимание привлек бумажник, судя по фотографии в нём, принадлежавший главному стихоплёту общества мёртвых поэтов. Ещё в бумажнике были документы на имя Эриха Бази, немного местных валютных карточек низкого номинала, презервативы и визитки игорного клуба «Доминион». Отдельно лежала клубная карта «Глубокого Погружения», и кому из погибших она принадлежала установить теперь было невозможно, на ней был лишь гостевой идентификатор с логотипом без каких-либо иных опознавательных знаков. Всё остальное практически не представляло интереса.
Лейтенант стоял рядом и внимательно следил за тем что я делаю, периодически тоже просматривая кое-что из вещей.
Я отложил в сторону то, что не представляло интереса, оставив листовки, визитки, салфетку с номером, квитанцию прачечной и талоны и обратился к лейтенанту:
— Здесь вещи людей из «Погружения» или личные вещи Шенка в том числе?
— Вещи Шенка, исключая документы и оружие, были переданы родственникам…
— Надо узнать, кто такой Эрих Бази, где он служил и кто входил в его круг общения. Проверить клуб Доминион — замечен ли там какой-нибудь след сторонников Норама? Надо установить, кто пользовался карточкой «Погружения»: клуб должен иметь внутренюю базу данных. Остальное — владелец номера, записанного на салфетке, бары — тоже надо собрать данные. Старшек с тупым выражением на лице провёл рукой себе по затылку, схватившись за шею, и размеренно произнёс:
— Я… постараюсь, — он отобрал со стола упомянутые предметы, смерил взглядом Твидла, оценивая возможность, свалить на него хоть что-нибудь из этого, и не найдя таковой, хмуро вздохнул.
— Не постараешься, лейтенант, а сделаешь, — поправил его я, — начни с этого Бази.
Потом повернулся к Твидлу:
— Пошли в ремонтную зону, покажешь машину.
Серый аэрокар выглядел сиротливо стоял на пустующей площадке, напротив ангарных ворот, с нанесённой на них буквой «F». Он был не заперт, на обивке переднего пассажирского сидения при свете дневных ламп отчётливо просматривались следы засохшей крови. Проплавленные отверстия оставленные лучевым оружием обезображивали всю заднюю часть машины.
— Пакет с вещами я нашёл под сидением, — прервал молчание Сэм. — В него же и побросал всё остальное.
Этот чернорабочий Порядка и не был умён, изворотлив или настойчив, чтобы пробиться по карьерной лестнице, но это поручение исполнил как должно. В салоне не осталось ничего, что могло бы представить интерес для расследования. Пытаясь совладать с ускользающими воспоминаниями, я обошел машину и залез внутрь. Помощник бригадира уборочных дронов пялился на меня, потом, решившись, все-таки спросил:
— А… а вы правда мертвы, сэр?
— Да, — буркнул я, продолжая обшаривать салон, однако делая это больше в попытках припомнить что-то ускользающее.
— А как это? — поинтересовался Твидл, — То есть, вы же совсем как живой… Можно? — Он осторожно дотронулся до моей руки, — Вы холодный…
— Познакомился? — Я убрал руку и холодно спросил:
— Еще вопросы есть?
— В машине много крови, сэр… — Заметил профессиональный уборщик.
— У меня был напарник. Ты на его место не подойдешь, — ответил я.
— Мне жаль, — испуганно и смущенно пробормотал уборщик, отодвигаясь. Но потом, сообразив, что его слова могут быть поняты убийцей неправильно и привести к серьёзным для последствиям, поправил:
— Я имел ввиду вашего напарника… жаль его. Я очень сочувствую вам, сэр…
Я на секунду замер, смерив уборщика внимательным взглядом, но затем директива возобладала:
— Замолчи и пошли назад, — приказал я, вылезая из аэрокара.
Когда мы вернулись, в кабинете Страшека никого не было. Я отправил Твидла заниматься его непосредственными обязанностями, когда вошел лейтенант.
— Кхм, да, — привлёк к себе внимание Старшек. — Значит, есть кое-какие сведения, — он вытащил из портфеля несколько бумаг. — Первое: Эрих Бази мёртв. Из отчёта полиции следует, что его вместе с другими молодыми людьми убили по месту жительства несколько дней назад. У полиции пока нет подозреваемых. Он работал крупье в игорной зоне «Доминиона». Второе: по самому клубу. Он фигурировал в некоторых делах в полиции. Подозрения на укрывательство организованной преступности, отмывание нелегальных доходов. Но дела никогда не доводились до конца. Руководство этого заведения, по-видимому, прикрывается кем-то сверху. В подозрениях на ересь клуб по нашим базам не проходил. Третье, — устало промолвил лейтенант, опустив бумаги от глаз. — «Глубокое Погружение» не раскрывает информации по своим клиентам без санкции прокурора, так что это пустой номер. И касательно телефона на салфетке, я отправил запрос в биллинговый центр, но так как оно опять без санкции суда, ожидать скорого ответа от них не стоит… Прозвон, кстати, ничего не дал — не отвечают. Вот, собственно, пока всё. Про санкции я не понимаю. Берите машину, лейтенант. Видимо, нам придется нанести еще один визит в «Глубокое Погружение» и в «Доминион» тоже.
Лейтенант поднял на меня недоверчивый взгляд. Похоже, ему совсем не улыбалось повторить судьбу своего предшественника.
— Я просматривал доклад о вашем посещении «Погружения». Не думаю, что они распахнут перед нами двери… Чего вы хотите добиться?
— Мне нужна информация, лейтенант. Я не разбираюсь в ваших санкции, справки, допуски и прочие разрешения, которые делют длинной самую простую задачу. Мне не нужен клуб. Мне нужен его руководитель. Или получите нужные данные, или обеспечьте мне встречу с ним.
Я полистал бумаги, принесенные лейтенантом, среди них было и фото одного из стихоплетов, убитых мной в «Прибежище».
— Есть ещё данные о связях Бази? Что это за люди, с которыми вместе он был убит? — спросил я лейтенанта, желая понять, насколько он владеет информацией.
— Предположительно, еретики… — неувернно произнес он, — А убитые вместе с ним люди — либо безработные, либо низкоквалифицированные работники различных организаций сферы услуг, проживающие в той же ночлежке. На данный момент это была вся имеющаяся по ним информация.
— Как вы считаете, лейтенант, зачем еретики их убили? Какой в этом смысл?
— Не берусь судить… Отчёт от паталогоанатома ещё не пришёл.
— А когда это паталогоанатом объяснял смысл убийства? — спросил я.
— Ну из того каким образом были убиты жертвы и каким оружием, следователь может сделать выводы о подозреваемых… разве нет? — еще более неуверенно ответил лейтенант.
— Я спросил не чем они были убиты, а зачем, — лейтенант, ты разницу понимаешь?
— Мне это не известно, — только и смог вымолвить Старшек.
— Дальше, — сказал я.
— «Погружение» поделено между тремя семествами Айнзихт, Вервиранг и Войц. Политика совета директоров непреклонна в вопросах конфиденциальности. Невозможно законно залезть в их базы без одобрения кого-то из хозяев.
— Я действую по приказу Его Божественной Тени, так что им придется раскрыть базы данных, если они не хотят вызвать Его недовольство. Доведите это до их сведения, Лейтенант.
— Хорошо. Я отправлю соответствующие заявления… Но вы должны понимать, что ответ мы получим не скоро.
— Лейтенант, оперативные службы так именно потому и называются, что действуют быстро. Или вы об этом первый раз слышите?
Я не расслышал ответ лейтенанта. Казалось, на мгновение погас свет — и в башне, и за окном. Меня качнуло, и я ухвалился за край стола, чтобы устоять на ногах…

Эта часть так и осталась недописанной… так бюрократия спасла подпольщиков Тамании от руки Божественного Убийцы.

Вернуться к оглавлению

Назад Часть 3.5 Часть 4.1 Вперёд