Лексс в общине амишей

Новый поворот старой истории

Оригинал на английском

Что будет, если неполадки со стержнями мощности Кая произойдут, когда он окажется в общине Амишей в Огайо? Итак…
Очень ярко сияло небо этим вечером. Шестидесятипятилетний хозяин обошел комнаты и опустил жалюзи пораньше. Мы закончили уборку в доме и потушили свет.

К десяти часам мы уже были готовы ложиться спать. Мистер Миллер принес нам прекрасного свежего молока, чтобы сделать к завтраку масло, и я сбивала его — это было моим последним занятием на сегодня. Закончив, я вытряхнула и посолила кусочек, получившийся из густой сметаны, которая, в свою очередь получилась из этого молока. У нас будет свежее масло и тёплые бисквиты на завтрак.

И вот, когда уже все было готово к наступлению ночи, снаружи послышался крик. Должно быть, у соседа была веская причина, чтобы так орать…
Для нас, то есть нашей семьи, десять часов вечера — это уже довольно поздно. Мы не сидим допоздна. Но все равно одноклассники моей десятилетней дочки приходят в ужас, если онa рассказывает, что смотрелa по телевизору, и еще больший ужас у них вызывает мысль, что у еe матери есть такой «инструмент дьявола», как телевизор.

Шестидесятипятилетний хозяин относился к самому первому поколению тех, кто позволил женщинам своей семьи не носить чепцов и начал пользоваться не только конным транспортом. Однако мы старались не выделяться и соблюдать заведенный в общине режим и традиции — то есть, мы отправлялись спать в десять или одиннадцать вечера и всегда вставали к семи утра.

И вот, когда все уже почти погрузилось в сон, мы услышали вопль соседа: «Пожар! Пожар!!! Огонь на лесопилке!!»

Но это было еще не все, что в тот вечер подбросило членов моей бедной семьи в кроватях. Вспышка света, ярче всего, что я когда-либо видела, сверкнула за окнами нашей спальни. За все шестьдесят пять лет своей жизни хозяин не видел ничего ослепительнее… Во всяком случае, он потом так говорил!

Я проглотила комок в горле и выбралась из постели.
— Не высовывайся! — шепнула я хозяину, прятавшемуся под кроватью.
— Я в шкафу, и я не выйду! — прокричала из своей комнаты с другой стороны гостиной десятилетная девчушка.
— Я выйду! — проворчала я, направляясь к комоду за одеждой, — и если я не буду здесь к утру…
— Если ты не будешь здесь к утру, значит, ты не вернешься вообще!»- пробормотал хозяин, наблюдая из-под кровати за моим одеванием.

Я взяла мою винтовку 22 калибра и патроны. В это время яркий свет позволил разглядеть, что проишодит на нашем заднем дворе и пастбище за ним. Лесопилка Зика Миллера, которая, как я предполагала, была объята огнём, находилась в четверти мили от нашего дома.

Пробравшись сквозь ограду из колючей проволоки, я увидела еще одну ослепительную вспышку на пастбище, на полпути к лесопилке. Я взвела винтовку и осторожно пошла туда.
Несмотря на то, что в темноте я ступала с предельной осторожностью, я поскользнулась на коровьей лепешке и приземлилась на… тело! Как я поняла — мертвое человеческое тело, поскольку я ощутила холод его кожи, когда прикоснулась к ней, пытаясь подняться на ноги. Но затем я снова поскользнулась на той же проклятой лепешке, и снова шлёпнулась на этого холодного окоченевшего мертвеца. Бррр… я упала на него!!!

Я знала хозяина пастбища, мистера Миллера, — не в его привычках было держать там мертвые тела, так что покойник точно не отсюда! Да его коровы начали бы давать кислое молоко, если бы он складывал на пастбище мервецов!

Я судорожно сглотнула и посветила фонариком в мертвое лицо. Это было лицо мужчины, однако нежное и красивое. Он — ну то есть если этот человек был мужчиной — был очень симпатичным. И теперь он был одним из чертовски хорошо выглядящих трупов!!!
«Почему?! — простонала я себе под нос, — почему все симпатичные парни вокруг обязательно должны быть либо Амишами Старого Порядка либо мертвецами?!»
И вдруг этот труп… открыл глаза!

Освещенный лучом фонарика мертвец не только открыл глаза, но и обратился ко мне:
— Скажите, а вы не видели снижавшуюся горящую муху? Ею управляла раба любви по имени Ксев, одетая в кожу ящерицы.
— Я видела яркий свет, который опустился в четверти мили отсюда. Это мог быть ваш летательный аппарат? — запинаясь, ответила я этому говорящему покойнику… Ну да, не так же часто сталкиваешься с говорящими трупами на заднем дворе!

Я уставилась на это безусловно мертвое тело, беседующее со мной как ни в чен ни бывало. Только не оказалось бы это действием дурного ночного воздуха! В этих местах жило поверье, что ночной воздух влияет на мозг… Так что мой разговор с трупом вполне мог оказаться прямым доказательством влияния ночного ветра на мой бедный разум!
— В высоких слоях вашей атмосферы, — снова заговорил мертвец, — мы попали в электронный поток. Правая сторона нашей мухи взорвалась, и я выпал. Муха продолжала лететь, но она горела и не не могла долго продержаться в воздухе.
— Где вы были, когда это произошло? – с большим сомнением спросила я.
— Муха была в радиационном поясе, окружающем вашу планету, — ответил он.
— Ооо да! Хочешь меня провести! – хмыкнула я, — Если ты выпал из своего судна в радиоактивном поясе Ван Аллена… Ты бы очень крепко приложился! Да тут бы образовался кратер, а твои ошметки разлетелись бы по окрестностям! Ты был бы мёртв как… – я говорила весьма самоуверенно.

Труп занял сидячее проложение, быстро взглянул на меня и щелкнул чем-то на правом запястье, нажав на него левой рукой. При этом он направил свою правую руку на меня, как будто в ней у него было оружие! При этом выражение лёгкой обиды промелькнуло на лице мертвеца… и у меня возникло четкое ощущение, что направленная на меня рука может иметь весьма неприятные последствия.

Но затем так же внезапно обида исчезла с лица мертвеца. Он опустил свое взведенное запястье.
— Мертвые не сердятся, — произнес он.
— Да! — выпалила я, — мертвые — просто мёртвые! Эй, парень! А ты уверен, что кто-нибудь просто не напоил тебя дрянным элем в Кукушкином Кафе в городе и затем притащил сюда проспаться?
Но моя насмешка совершенно не нарушила ледяного спокойствия мертвеца.
— Я мёртв. Я — Божественный Убйца. Я декарбонизирован. Когда мёртвые становятся Божественными убийцами, они не разлетаются на куски от столкновения с почвой планет тринадцатого типа, — он сказал это спокойно, словно объясняя очевидный факт, и невозмутимо, как будто время вокруг него остановилось, — и я все же оставил крaтер в центре вон той компостной кучи, в которую упало моё тело. Я задел столб c проводами, по которым перемещались электроны! Это слегка сбило мою центровку, но мои системы медленно восстанавливаются… Если бы ты помогла мне с моими стержнями мощности, процесс восстановления мог бы происходить быстрее… но это сейчас не важно. Я уже спрашивал тебя — ты видeла большую муху, пригодную для полeтов в космос, которя горела, и которой управляла раба любви… одетая в кожу ящерицы кластера?
— Нет! — буркнула я не столько для мертвеца, сколько для себя самой, — И если я сейчас же не найду причину того яркого света, который до чертиков напугал мою семью, то я сама отравлюсь в Кукушкуно Кафе за самым крепким сидром!»
Расговор с трупом на заднем дворе — неслабое испытание для любых нервов, так что я продлжала бормотать себе под нос:
— Хотела бы я знать, что все это не результат попойки!..
— Инфракрасное излучение пламени усиливается, — труп прервал мои размышления, взглянув на огонь, теперь вырывшийся из лесопилки.
С отчетливым ощущением нарастающей тревоги я спросила самозванного убийцу:
— Так ты что, просто ушел, позволив ни в чем не повинным людям сгореть в огне, который вспыхнул из-за тебя?! В конце концов да… ты же назвал себя убийцей!
Мертвец посмотрел в направлении сарая. Пламя уже поднималось над горизонтом.
Ты ушел и бросил невинных людей, которые могли там работать, нa ужасную погибель?! — с возрастающим нетерпением повторила я свой вопрос.
Глаза божественного трупа сузились и я заметила, как он сжал губы.
— Ты уверена, что ничего не знаешь ничего о репутации Божественных Убийц? — ответил он мне вопросом на вопрос.
— Черт, нет!!! — выкрикнула я ему в лицо, — Сейчас мне надо знать, должна ли я бежать к сыну, чтобы он звонил 911, если на лесолипке есть кого спасать! Если ты бросил их сгореть!!!
Последовавший за этим взгляд говорящего трупа в следующий момент дал мне понять, что если я не сменю тему нашего разговора, то точно узнаю, как он пользуется этой штуковиной на своём правом запястье.

С лишенным выражения лицом, однако же сквозь зубы, он кратко проинформировал меня:
— Я — Кай, последний из Бруннен-Джи, и у меня нет мотивации бросать обитателей вашей планеты тринадцатого типа на сгорание на складе древесных отходов. Ни там, ни возле компостной кучи не было никого, кто мог бы пострадать, и здесь тоже никого нет. Я бы никого не бросил в огне.

Издалека донесся вой сирен, показался свет мигалок. Кто-то уже вызвал пожарных и спасателей.

Тем не менее, гнев пересиливал мои добрые чувства, и я сердито повернулась к сидящему на земле мертвецу и снова спросила:
— Почему ты не вызвал помощь? И почему ты не погиб, если ты выпал из летательного аппарата? То, что ты говоришь так… так…
— Невероятно? — подсказал мой гость с неба, — Как я говорил раньше, я уже мёртвый. Моё тело было переделано в Божественного убийцу…
Но он не продолжил сравнение своего живого и не-живого состояния, а резко повернул голову в ту сторону, откуда я пришла.
— К нам приближается еще одна живая женщина, — сухо сказал он и снова привел в готовность своё оружие на правой руке.

Я посветила фонариком туда, куда смотрел мертвец. В его луче показалось знакомое лицо.
— Я вижу фигуру в тёмно-синем плаще с капюшоном и в длинной синей одежде! — объявил мертвец, — Должно быть, она Божественный Клирик! Я убью её!
— Зачем?! — воскликнула я, — Убьёшь её? Почему?
Мертвец Кай снова сделал своё молниеносное движение, заставившее оружие на его правой руке щелкнуть:
— Я тебе сказал: я убью её, потому что она — Божественный Клирик!

Я напрягла зрение, чтобы рассмотреть несчастную, которую живой мертвец только что предложил убить на моих глазах. Хммм… Он же сказал, что он — Убийца. Будет непросто объяснить поведение этого «живого мертвеца» городской полиции… а так же еще одно мертвое тело… которое будет принадлежать одной из моих соседок! Я узнала покачивающуюся походку этой приближающейся фигуры.
— Убьёшь её?! Черт возьми, нет!!! — взвизгнула я, — Это Мэри Тройер, она приносит нам молоко и яйца! Нет! Нет! Не убивай её! Такую хорошую птичницу и молочницу трудно найти!!!
— Она приносит пользу? — поинтересовался Убийца, — Разве она не служит Божественному порядку?
— Нет! Нет! — нервно отвечала я Убийце, — она служит Старому Порядку!
Я поняла, что для него это очень важно, когда мертвец перефразировал вопрос:
— Она служит Его Божественной Тени?

Сбитая с толку этой дискуссией, опасаясь за жизнь подруги, я уже орала в лицо убийце:
— Нет! Нет! Нет!!! Мэри Тройер — просто амиш Старого Порядка! единственное, что у нее получается божественно, — это дьявольски хорошие пироги или божественная сгущенка!!!»
— Дьявольские пироги? — брови Кая нахмурились, и он снова направил свою руку в грудь Мэри, — она кормит и снабжает Принца с планеты Огонь? Тогда я просто обязан убить её! Принц Огня мучил Ксев и Стена много раз!»
— О Господи! — взревела я в ответ на его тупость, — Мэри просто делает хороший шоколадный торт! Она против Дьявола! Это торт для людей, таких как ты и я! Ты любишь вкусно поесть, не так ли?
— Мертвые не едят, — таков был единственный комментарий Убийцы по поводы Мэри Тройер, приближавшейся к нам так быстро, как только могли нести её короткие ноги.

И пока я настороженно наблюдала за происходящим, Кай попытался подняться на ноги, но, похоже, они его не держали, и он снова плюхнулся на собственную задницу. Сидя на земле, он смотрел на меня снизу вверх, я бы сказала, с несколько обескураженным видом. Затем он озадачил меня следующим заявлением: «Похоже, у меня сбита центровка… Ты умеешь обрещаться со стержнями мощности?»

Я не знаю, что на меня нашло такое, что я решила помочь этому называющему себя мертвецом незнакомцу, который, если он не врал, был ответствен за поджог, практически уничтоживший лесопилку Зека. Может быть, мне было скучно. Может быть, мне просто нравятся плохие парни. Или может быть… меня просто потянуло к этому парню в черном, с таким симпатичным лицом и длинными волосами, собранными в безупречный валик и косу…
— Стержи мощности? А что это такое и где они находятся? — спросила я у Убийцы. Какое-то время он смотрел на меня, потом опустил глаза на землю.
— Ксев смогла перенастроить мои стержни мощности, когда мы были в Кейтауне на планете Огонь, — еле слышно прошептал Кай.
— Какая молодец Ксев! — пробормотала я, — Но её здесь нет, и нам, возможно, следует вызвать скорую и отвезти тебя в больницу, раз ты не можешь идти, потому что… «нарушена центровка». Как насчет этого?
— Ты опять не понимаешь, не так ли? — Убийца смотрел мне прямо в лицо, — Я говорил тебе, что я — не живой человек. Я — химическая машина!
— Хорошо-хорошо, — я попыталась немного успокоить его, — но здесь нет твоей Ксев, и мы, возможно, должны вызвать для тебя скорую помощь. Пусть санитары определят тебя в уютную комнату с мягкими стенами, пока не прийдет Ксев!

Я услышала щелчок оружия на его правой руке, но продолжила:
— Ладно, хорошо… И где же находятся твои стержни мощности?
— Мои стержни мощности находятся… здесь! — полушепотом ответил Кай и показал на свою… ширинку!

~*~

Кай: Мне надо вернуться к Ксев. Я должен найти Ксев. Она целовала меня, провожая меня в криопод. Она желала мне сладких снов…

Неважно, сколько раз я говорил ей, что мертвые не видят снов, она только улыбалась и смотрела на меня так… моя память говорила мне, что этот взгляд обозначает, что она ценит этого Убийцу, «Мрачную Легенду» более чем просто нечто, способное механически защитить её жизнь и Стенли Твидла. Я не жалел, что познакомился с Зев с Б3К. Я испытывал к ней симпатию, заставлявшая меня следить за тем, чтобы она была в безопасности и была рядом, чтобы поцеловать Божественного Убийцу, желая ему доброй ночи.

Я уставился как мог холодно на эту женщину с планеты тринадцатого типа по имени Станелл. Она смотрела на меня.

Неважно почему, и ради Ксев… Я прошептал ей как можно громче:
— Тебе надо снять кожух и начать настройку моих стержней мощности.
— Ради любви Майка! – фыркнула она, — ну что за поворот!
— Мои центральные стежни мощности должны быть… – нерешительно начал я снова.
— Стержни мощности! Стержни мощности! – она повторила издевательски, — Ты хочешь сказать, что у тебя там больше одного?!

Её глаза почти вылезли из орбит, когда я ответил ей:
— Да, у меня много оборудования.
— О Господи! – Станелл смотрела на меня так, словно у меня вдруг выросла голова кластерного ящера, — Так ты говоришь, что пришел из дальнего космоса! На это твоей честности хватило!

Она вздрогнула и зашептала так, словно это не моё, а её оборудование, нуждалось в центровке:
— Больше одного?! Не думаю, что мне хотелось бы участвовать в подобном!!!

Я начал понимать, что мне сейчас придется применить то, что живые называют крайними мерами, если эта тупая женщина не поможет мне с ремонтом. Моё время уходит, и если я буду один, мне ни за что не поправить центровку вовремя, чтобы… я не совсем был уверен… Но если Станелл не поправит мои стержни… Я не смогу спасти Ксев и Стена от всех тех ужасов, которые могут подстерегать их на этой планете 13 типа!!! Мне надо применть экстренные меры. Я решил поцеловать Станелл.
Я не хотел этого делать — мёртвые не имеют желаний — однако это казалось мне единственным способом убедить её поправить мои стержни, чтобы я мог вернуться к Ксев со Стеном и снова защищать их.

Немногие человеческие женщины отказывали мне после того, как им довелось поцеловать меня. Да, я целовал женщин, и даже те из них, кто испытывал явный недостаток человеческих чувств, потом жаждали части меня, и поцелуй был лучшим, что я мог сделать для них! Между прочим, это уже входило у меня в привычку- подсчитывать женщин, которых я целовал, делая царапины на внутренней стенке моего криопода.
Тогда Стен решил, что это какой-то паразит жрет металл, покрывающий криопод изнутри. У меня же не было никакой мотивации объяснять ему, что это запись моей «любовной жизни»… Даже мертвые убийцы имеют свои секреты.

Станелл же просто стояла столбом посреди поля и смотрела на меня. Мои усиленные способности Асассина, сканировавшие происходящие в ней биохимические процессы, сообщали, что она очень заинтересована в том, чтобы поцеловать меня, но она думала о моих многочисленных стержнях мощности… по какой-то причине они пугали её! Я подумал, что она совсем ничего не понимает в механике!

Я умоляюще протянул к ней руку:
— Всего один поцелуй… Даже если ты не хочешь поправить мои стержни мощности…
— А сколько у тебя языков? – с подозрением спросила она, — раз уж ты из далекого космоса… ты не собираешься высосать мои мозги и съесть их, так?
— Нет! – пробормотал я себе под нос, — Я позволю это сделать Ксев чуть попозже!

Я послал ей свой лучший взгляд — «Убийца за которого можно умереть». Немногие человеческие женщины способны выдержать его! Я взглянул на неё призывно и затем отвел глаза. Обычно это действовало безотказно!

Моя жертва подошла и опустилась на колени рядом со мной. Я протянул руку, положил ей на затылок и притянул её голову к себе. Её глаза расширились, когда мы оказались лицом к лицу.
- Ты чертовски красив! – прошептала она, отворачиваясь, — но у тебя дыхание…
— Ящера кластера… – я выдохнул в её сторону. Должно быть, это заставило ее оцепенеть, поскольку она не отвернулась снова, когда я профессионально… если так можно выразиться… приоткрыл её губы, слегка надавив на подбородок, и нежно провел по ним своими. Она застонала, когда мои губы скользнули по её щеке вниз, к подбородку, и затем я начал легко ласкать языком её шею.

Спустя пару мгновений, я снова слегка приподнял её лицо, обнимая ладонью шею, чтобы привести её в самую выгодную позицию для наилучшего контакта между нами. Она дрожала от избытка чувств, и я знал, что возбуждаю её, потому что она уже страстно отвечала на мой поцелуй.

И вот когда я уже мысленно делал очередную зарубку на стенке моего криопода, невесть откуда донесся резкий визгливый голос: «Что это ты делаешь, Станелл?! На голой земле в коровьем дерьме ты целуешься с первым встречным? Помни, что ты — замужняя женщина!!!»

Я дернулся от неожиданности, что потерял контроль над собственной скобой, и она выскочила! А ведь я с самого начала предупреждал о плохой центровке!!!

Stanelle, 2009

перевод RJess