Часть 5.8 Погоня

Вернуться к оглавлению

Обычному живому человеку тут пришел бы конец. Но я выстрелил вверх, надеясь уцепиться лезвием за выступы и остатки металлоконструкций, торчащих из склона, трос натянулся, и я с размаху врезался в стену, повиснув на правой руке. Какое-то время порез на животе затягивался, и внутренние системы вставали на место. Затем я раскачался, уцепился руками и ногами за каменные выступы, и с помощью скорпиона начал подниматься вверх.
— Хах, ну что за придурок! — посмеялся один из наёмников то ли надо мной, то ли над своим товарищем.
— Мне что-то не до смеха, — ответил второй голос, видимо, принадлежавший томy, которого я сам чуть не сбросил в пропасть.
Они уходили, и меня никто не видел в тени скал.
Немного выждав, я поднялся наверх. Основные силы нападавших уже схлынули, и только кое-кто еще тянулся за ними следом — то ли отставшие, то ли желающие примкнуть с противоположной строны. До меня им дела не было, так что я просто шёл среди них, не привлекая внимания.
Взобравшись по склону я увидел как люди уходят через оплавленное отверстие в другом конце залы. Раньше это помещение служило стоянкой различной техники, теперь превратившейся в негодную рухлядь. Возле дыры веером были разбросаны куски стены и жёлтого деформированного металла, который, по-видимомы, раньше был створами больших ворот. Возможно, это и были те самые «золотые ворота”, к которым стремились попасть первые встреченные мою наверху обитатели.
Спереди донеслась команда: «Жги!» Воздух чуть дрогнул, и остатки сумрачной живодёрни безумного изувера обратились в прах. Я поторопился к проходу, больше не закрываемому воротами, смешавшись с остатками толпы. За ним пещера превращалась в лабиринт, в котором ранее мне так не хватало сопровождающих, но теперь я был уверен, что люди принца не дадут мне заблудиться… если не отставать. Однако наёмники прибавили шаг, будто хотели оторваться от ставшего ненужным балласта: многие бывшие “пациенты” были не способны двигаться так быстро по неровной, изобилующей резкими подъёмами и спусками местности в непроглядной тьме.
— Стойте! Подождите! Пожалуйста! — то и дело доносились мольбы отстающих, обречённых сгинуть в этих подземельях от голода или неудачного падения. Начиналась гонка на выживание. Каждый теперь был сам за себя, меня толкали и старались не пропускать, когда я стремился кого-нибудь обойти. Но меня это не беспокоило и даже не очень мешало. Отстраняя с пути тех, кто пытался мне помешать, я быстро продвигался вперед, не отставая от наемников, и по возможности, продвигаясь вперед и среди них. Возможно, они принимали меня за кого-то из главных, не знакомых им, но мне не удалось не вызвать подозрений…
— Ты! — На мгновенье меня осветил фонарик на цевье ствола, достаточное, чтобы его владелец узнал меня. По голосу это был один из тех, с кем я не нашёл общего языка у моста. Очередь прошила меня в спину.
Группа остановилась. Это был один из поворотов «каменных кишок» представлявших собой пересохшее русло ручья. К узнавшему меня спешили на помощь, и вскоре ударила вторая очередь, заставившая меня упасть на колено, чтобы совсем не потерять равновесия.
— Умри ты уже! Проклятие! Почему ты никак не сдохнешь?! — Он палил уже безостановочно, подходя ближе и быстрее разряжая батарею своей винтовки. — Умри, чтоб тебя! Умри! Умри! Умри!
— Я уже умер много лет назад, — сказал я, когда батарея винтовки разрядилось и остаточные заряды стекли с меня.
— Ах ты убл… — прохрипел он, но закончить фразу не успел, потому что мое лезвие тихо щёлкнуло, оборвав его жизнь. В ту же секунду из-за укрытия показался шедший впереди наёмник, так же настигнутый моим выстрелом.
Их товарищи наступали сзади, добиваясь от покойников ответа, что это была за стрельба. Я, перешагнув через телa, быстро пошёл вперед. За спиной слышались возгласы и щелканье предохранителей оружия. Я же в быстром темпе продвигался по извилистому коридору и через некоторое время вышел в более просторный рукав пещеры. Вдалеке блеснул отсвет фонаря: кто-то скрылся в одном из дальних проходов. Я сделал несколько шагов и почувствовал, что здесь есть кто-то ещё — тут же засверкали вспышки. Три вспышки, наёмники прицельно били по мне из укрытий. Послышались возгласы:
— Что это?! Почему он не падает?!
Вместо ответа тот, кто был дальше всех, просто метнул в меня гранату. Противники залегли. Я прыгнул вперед, в расчете на то, что если взрыв завалит коридор, это произошло за моей спиной и не отрезало мне пути к цели. Сразу же раздался взрыв, меня бросило вперёд словно тряпичную куклу, тепловой струей обдало спину и ноги. Меня протащило по камням, своды пещеры зашатались.
— Где он? — Раздалось совсем близко. Они потеряли меня, так как я был засыпан мелкими камнями и пылью. Tеперь кругом было заметно светлее — термоначинка гранаты расплескалась по стенам, создавая световой купол.
— Сдох, и нам пора валить, если не хотим составить ему компанию, — прикрикнул другой.
Они не стали смотреть по сторонам и рыться в грязи, а сразу же заторопились вслед за основной группой.
— Эко, идите резервным путём, у нас тут всё сейчас рухнет, — сообщил один из них по рации. — Браво уничтожила цель.
Мои ткани окончательно восстановились, когда они исчезли из виду.
Я поднялся и поспешил, чтобы не потерять их след, как раз вовремя, чтобы не попасть под несколько крупных булыжников. Свод рухнул за моей спиной.
Окончательно оправившись от ожoгов и осколочных ранений, я восстановил прежний темп погони. Преследуемые сбавили темп и, похоже, расслабились. Вскоре я услышал их переговоры вверху:
— …идиоты? Ещё раз: есть подтверждение смерти? Пшш, — за помехами слышался настойчивый голос.
— Эээ, никак нет, вашвеличсво, — понуро ответил один из наёмников. — Под завалом никто бы не выжил…
— Пшш, я плачу не за ваше мнение. Оставайтесь в арьергарде и ждите. Конец связи.
— Чего ждать? Э, приём?.. Етицкая сила!
Послышался такой звук, как если бы что-то сильно ударили о камень. На стенах здесь были выточены уступы, по которым можно подняться метров на пять-шесть и пробраться в тоннель повыше, откуда и доносились голоса и поблескивали отсветы.
Я начал подниматься, и когда моя голова поднялась над кромкой, я увидел одного из них. Он вздрогнул, явно не ожидая увидеть меня. Из подслушанного разговора я знал, что они оставлены чтобы убедиться, что никто уже преследует их, так что я нажал спуск лезвия до того, как мой противник успел издать хотя бы звук. Тело покачнулось, и рухнуло вниз, а я, подтянувшись на руках, оказался в новом коридоре.
Там я застрелил еще одного, и, освободив таким образом себе дорогу, побежал вперед.
Последний из этой группы, остался незамеченным, съёжившись за грудой породы. Hемного выждав, чтобы шаги Кая стихли, онпрервал радиомолчание:
— Bашвеличсво, это Браво. Он прошёл.

Теперь следовать стало не за кем. Вокруг простиралась непроглядная мгла, сопение и шорохи, обычно сопровоздающие движение людей, были не слышны, обнаружить какие-либо следы было практически невозможно, и я не мог сказать, движусь ли в верном направлнии. Местные обитатели знали эти бесконечные тоннели наощупь и уверенно уходили все дальше. B какой-то момент мне показалось, что я окончательно их потерял, но оказалось — нет.
Где-то на уровне моего уха вдруг послышался щелчок, через мгновение раздался взрыв. Правую руку чуть не оторвало. Mеня засыпало пылью и камнями, в ушах звенело, вернее только в левом — правое ещё не восстановилось. Мина. Они заминировали путь за собой. Видимо догадались, что арьергард уже не подтянется.
Cвод не обрушился, но не исключено, что мина не единственная.
Хоть я продвигался вперед достаточно быстро, но все равно они успели не только обогнать меня, но и расставить мины. Дальше я двигался еще осторожнее, приглядываясь, нет ли боковых коридоров или ответвлений, куда они могли ускользнуть. Но совсем отроваться у них не получилось, и я снова слышал впереди звуки их продвижения.
Очередной узкий лаз опять оказался ловушкой. На ещё не осевшей пыли вычерчивался слабый контур лазерного луча. Проследив за ним, я увидел в углублении скалы объект величиной с кулак. Если эта мина взорвётся, завал меня может здесь и похоронить. Подлезть снизу или сверху чувствительного луча было крайне рискованно, искать обходной маршрут — значило потерять слишком много времени.
Если бы ни пыль, даже я не заметил бы луч. Мину они установили грамотно — обойти её было невозможно. Я двинулся назад, тщательно ощупывая стены и вскоре обнаружил трещину, достаточно широкую, чтобы в неё притиснуться. Взяв небольшой камешек, я кинул его туда, и убедился, что щель довольно велика и почти горизонтальна. Тогда я начал протискиваться в нее. По началу это было легко, но постепенно каменные пол и потолок сжимались так, что мне с трудом удавалось пролезть. Pазлом вилял то вверх, то вниз. Я почти потерял направление, когда впереди забрезжил свет. Это был слабый отсвет той полудохлой светящейся травы с края трещины. Я вылез в параллельном тоннеле, он тянулся, как мне казалось, ниже предыдущего. За счёт большей влажности здесь прижилась эта радиоактивная растительность, при каждом шаге оставлявшая на подошвах и штанинах свою токсичную пыльцу. Я шёл в том же направлении, что до минных заграждений, но земля под ногами теперь сочилась влагой. Свод этого тоннеля, оплетенный светящимися жгутиками, уже не казался таким надёжным. Впереди стучала капель — крутой склон завешался тупиком. Однако в метрах трёх-четырёх надо мной из небольшого отверстия прорывалась струйка пахнущей серой воды.
Я не знал, вытекает ли этот водопад из узкой щели, или уже промыл русло, достаточной щирины, чтобы в него протиснуться. Я выстрелил вверх, пробив рыхлый свод насквозь, на меня тут же посыпались куски земли. Вода капала откуда-то выше, просто пробив когда-то этот рыхлый слой. Когда большая часть пыли осела, я увидел, что отверстие стало куда больше, и с той стороны также слабо мерцает флуоресцентная трава. Мне необходимо было продвигаться вперед, и мое чувство направления подсказывало, что этот коридор или трещина могут вывести в нужную сторону. Поскальзываясь на рыхлой зеле, я все же смог добраться до отверстия и пролез в него. Кроме светящейся травы, здесь еще водился мелкий светящийся гнус, который мельтешил перед моим лицом, словно помехи на темном экране. Ориентируясь на журчание воды, я двинулся вверх по течению ручья.
Кажется, я выбрался в некую расщелину, в провал позади стекала вода, капающая сверху. С одной стороны находился лаз, впереди в темноту тянулась узкая трещина с крутыми стенами, уходящими далеко в высоту, потолка видно не было. Растительность в этой части пещеры не росла, и только светящаяся пыль, оставшаяся на мне, давала слабый свет. Продвигаться вверх возможности не было, вода сочилась из узкой расселины под потолком пещеры. Однако, пройдя вперёд, я заметил свисающую верёвку и тело одного из наёмников, убитого выстрелом в голову. Многочисленные переломы говорили о том, что он еще и падал с большой высоты. У меня не было намерения разбираться в причинах его смерти. Возле него валялись остатки альпинистского снаряжения, которые мне легко заменял скорпион, и прибор ночного видения с потрескавшимся экраном, но рабочий. Его я поднял, и осмотрел пещеру. Никаких «тёплых объектов» поблизости видно не было, а в режиме ночного видения я смог разве что более отчетливо рассмотреть стены пещеры. Да и то трещины на окуляре давали небольшие искажения, к тому же пропадала глубина изображения — в некоторых случаях было трудно отличить яму от препятствия. Тем не менее, я решил захватить этот прибор.
Под потолком в этой части пещеры обнаружился уходящий вверх проход, к которому и вела закрепленная за клинья-закладки наверху веревка. Не доверяя ей, я выстрелил вверх, и уцепишись скорпионом за один из клиньев, поднялся к продолжению коридора. Передвигаться было неудобно — ни встать, ни разогнуться, а руки и ноги норовили соскользнуть с гладкой поверхности камня. Похоже, именно так и разбился тот бедолага. К счастью, этот проход был не столь протяжённым и уже через пару минут я выбрался в обширную пещеру. Она показалась мне смутно знакомой: светящиеся травы, вонючий поток с мешаниной грязи, множество проходов вдоль основного русла. Очень похоже, как когда я вошёл со стороны банного провала, только теперь вышел с другой стороны. Но с какой именно? В обе стороны пещера была одинаково неузнаваемой. Света растений не хватало, чтобы обозреть всё пространство, оттуда, где я стоял было не видно и не слышно ничего.

Вернуться к оглавлению

Назад Часть 5.7 Часть 5.9  Вперёд