07. Энергообмен

перейти к оглавлению

С программой энергетической стабилизации угасающего светила связывали огромные надежды. Оэра с головой ушла в расчеты и чертежи, и теперь больше общалась с Наставником Юоном и монтажниками, чем с Аманди или Дэем. Работа велась в атмосфере некоторой секретности, и если пожилой астрофизик относился к этому с пониманием, то молодому пилоту было не по себе, особенно когда он вспоминал, что они уже были на энерготочке, а значит, секретность Оэра уже нарушила. И хотя график Дэя был полностью забит практикой, учебой и неизбежным патрулированием улиц Столицы — он скучал. Оэра была занята, и их редкие разговоры обычно заканчивались тем, что неплохо было бы как-нибудь выкроить время для встречи в столичном парке, если он не будет на сборах, а она — на стройке. Дэю ничего не оставалось, как терпеливо ждать обещанного командиром выходного. Когда же он, наконец, смог уйти в увольнение, то услышал:
— На этот день запланированы испытания — первый настоящий энергообмен.
— Ну вот, — звучавшее в его голосе разочарование огорчило бы каменную скалу, но Оэра, казалось, ничего не заметила.
— Xочешь увидеть? — предложила она
— Я хочу увидеть тебя! — вырвалось у него.
— И меня заодно, — донесся ответ.
И хотя с недавних пор в целях экономии электричества видеосвязь была отключена, он слышал, как она улыбается. Ему и в самом деле была интересна её работа, но в первую очередь, он хотел просто быть рядом, видеть её глаза, улыбку, ощутить запах ее волос…
— Я прилечу за тобой на рассвете, — сказал Дэй.
— Хорошо, — донёсся ответ и линия отключилась.

Xотя Дэю приходилось иметь дело со сложной техникой по нескольку раз на день, энергоустановки, в разработке которых принимала участие Оэра, из-за своих размеров вызывали у него благоговение. Три уловителя и колонна-передатчик величественно вырисовывались на фоне белесого дневного неба. Оэра говорила их высоту, но одно дело — сухие цифры, а другое — видеть своими глазами такую махину. Уловители искуственных шаровых молний хоть и были надежно закреплены ин своих фермах, плавно покачивались, и только зная, что ажурная конструкция на самом деле достаточно надежна, чтобы выдержать не только их вес, но и силовой скачок в момент принятия заряда, можно было быть спокойным.
— Пару дней назад была песчаная буря, — шепнула ему Оэра, — и как видишь — конструкция в полном порядке!
Штыри-трансмиттеры передающей колонны пока были прижаты к корпусу, но электростатическая сила оттолкнет их, когда аккумулятор получит заряд.
— Завораживают размеры, правда? — продолжила Оэра.
Дэй молча кивнул, не отрывая глаз от величественного сооружения, которое вот-вот ключится в цепь передачи спасительной энергии. Он думал именно так, даже зная, что сейчас предстоит всего лишь пробный запуск установки.
Взвыла сирена, и это было сигналом всем спускаться в защитный бункер. Привыкшим к дневному свету глазам это помещение с низким бетонным потолком казалось темным и зловещим — наверное, из-за рубинового света циферблатов, закрепленных над приборными панелями. Oни встали перед узким окном, через которое была видна установка и широкое песчаное поле вокруг.
— Это модель спутника, такие будут находитьстя на орбите. Сначала заряд прийдет из накопителя с севера, потом еще с запада и с юго-запада. Это все, что мы смогли получить, но его должно быть достаточно, чтобы протестировать работоспособность системы. И когда заряд достигнет порогового значения, он стечет с передатчика…
— И отправится на звезду?
— В этот раз нет, опасно пускать такой мощный энергосгусток через атмосферу. Пока он будет аккумулирован телом передатчика.

Второй гудок сирены заглушил голос Оэры. Массивная дверь бункера с глухим стуком закрылась, отрезав приходившие снаружи звуки. Ватная тишина окутала зрителей. Все замолчали, затаив дыхание. Дэй заметил, как на лбу стоящего перед пультом управления Юона выступили бисеринки пота. Но больше ничто не выдавало волнения ученого — его движения были уверенными, а команды он отдавал тихим и спокойным голосом. Подсвеченные тёмно-красным часы начали обратный отсчет, и казалось, что каждая секунда тянется дольше предыдущей. И вот на первых высветился ноль. Оэра сжала пальцы Дэя, прильнув к оконцу и всматриваясь вдаль. Она знала, как это должно выглядеть, но все равно вздрогнула, увидев яркую вспышку на горизонте. Свет рос и приближался. Если бы не затемненное стекло, он бы уже издалека ослепил наблюдателей.
Энергосгусток двигался на небольшой высоте, окруженный ореолом ослепительных голубоватых молний. Он плыл в воздухе, почти касаясь песка. Как же он был огромен! На секунду Дэй подумал, что может случиться, если передатчик на той стороне не был как следует откалиброван, и эта шаровая молния-переросток пройдет мимо воронки уловителя… Но затем тут же вспомнил, что что уловитель способен притягивать заряды, что и происходило у него на глазах.
Ослепительный шар вошел точно в конический приёмник, конструкция дрогнула, сеть на мгновение окуталась свeркающими молниями — и все пропало, но в тот же миг штыри передающей башни с треском, слышным даже в бункере, отошли от корпуса.
— Отлично! — донесся голос Юона.
Тут же с другой стороны возник еще один сгусток, и за ним, с небольшой задержкой — третий. Эти заряды были несколько меньше, но двигались быстрее. Уловители развернулись им навстречу, и установка содрогнулась от новых порций электричества. Штыpи отошли еще больше, и по их вершинам голубыми кольцами забегал разряд.
— Вот оно… — прошептали наблюдавшие, и тут же кто-то другой воскликнул с испугом:
— Не выдержит!!!
Дальнейшее потонуло в треске и грохоте. Оэра припала к стеклу. Огромное кольцо разряда, на мгновение задержавшись на верху передатчика, сорвалось и понеслось в вечернее небо. Но не успели наблюдатели и глазом моргнуть, как энергетическое кольцо с оглушительным грохотом взорвалось и рассыпалось искрами.
— Столько энергии ушло зря! — посетовал некто.
— Не зря, — спокойно возразил Юон, один за другим отключая узлы установки, — мы убедились, что система работает, и это хороший результат.
И только от внимательного взгляда пилота Дэя не скрылось, что пробегающие по тумблерам пальцы словно неважно слушаются хозяина. Впрочем, Юон тут же взял себя в руки.
— Даже в атмосфере потери на передаче оказались ниже расчетных! — добавил пожилой инженер.
Юон молча просматривал появившиеся на экранe колонки цифр и слегка хмурился, как он обычно делал в задумчивости.
— Ну? — тихо шепнул Дэй на ухо Оэре, — Каковы твои впечатления?
— По-моему, — так же шепотом ответила она, — результат более чем положительный! Надо только побыстрее выводить энергосгустки из атмосферы.

Снова завыла сирена, на этот раз оповещая об окончании испытаний. Дверь укрытия отодвинулась и внутрь хлынул воздух, пахнущий грозовой свежестью. Для пустынного плато это было довольно неожиданно, но если вспомнить о том количестве электричества, что недавно пронизывало здесь воздух — вполне объяснимо.

Дэй и Оэра возвращались в город, и было уже совсем темно. На коленях Дэя лежали записи предварительных результатов и несколько оплавленных зарядами камушков , которые он подобрал на полигоне. Оэра опустила боковые стекла, и тёплый ночной ветер играл их волосами. Когда вдали показались огни столицы, в мобиле ожило радио, и ведущий бодро объявил:
— По вашим заявкам мы передавали лёгкую романтическую музыку, а сейчас у нас экстренный выпуск новостей!
Голос сменившей его в эфире ведущей был еще более резким и напористым:
— Этим вечером полным провалом завершились испытания прототипа энергопередающей установки Юона. Наши журналисты побеседовали со свидетелями произошедшего…
— Уже?! — невольно воскликнула Оэра.
— Оперативно… — пробормотал Дэй.
Из радио тем временем доносилось:
— Да, выйдя на балкон, я видела, как яркий объект, крупный такой, поднялся в воздух… да, вот оттуда! А потом — пуфф! — и пропал! И в связи с чем у меня вопрос: кто дал вам право, уважаемые ученые, разбрасываться нашей энергией?! Мы экономим на любой мелочи, вы — пуфф! — и в небо! Кто должен за это ответить?!
Ей вторил другой голос:
— Страшно представить, какие последствия это имело бы, если бы этот заряд пошел в сторону столицы! Мы бы уже тут с вами не разговаривали!
— Лучше бы вы не разговаривали, чем рассуждали о том, чего не знаете! — сердито бросила Оэра.
— Безусловно, — голос ведущей бецеремоннo ввинчивался в уши, — нам придется выслушать объяснения ученых, ведь мы вправе знать, что там происходит, если, как они утверждают, все это делается ради нас!
— Противно возвращаться — тихо сказала Оэра.
— А Юон будет … «давать объяснения»? — поинтересовался Дэй.
— Специально этим — вряд ли. Но сообщение о результатах, конечно, будет для всех.
Несмотрая на раздражение, Оэра не выключала радио, и теперь оно еще более напористо продолжало:
— Мы живем сегодня и радуемся каждому дню! Любое мгновение — подарок! Бери от жизни всё и ещё немного! Ты этого достоин!
Наконец Дэй не выдержал первым и заглушил его.

Назад Часть 6 Часть 8 Вперёд