Tанго

Yulia Xiu

В катакомбах под лабораториями тянуло прохладой и сыростью. Вытянув перед собой светящиеся трубки, биовизирь и адмирал продвигались вперед. Брайзон, идущий первым, свернул в заваленный ржавыми приборами закуток и остановился, окинув Влад настороженным взглядом.
— Эти коридоры были покинуты еще во времена моего деда, и они уже давно не прослушиваются. Всю на что-то годную технику давно растащили. Выкладывайте, адмирал.
— Существует древний оккультный текст, который говорит о конце Божественного Порядка. В скором времени от него — и от всех его последователей — ничего не останется. Близится возрождение Его Тени, и за ним настанет новая эра, в которой не будет места человечеству.
— Надеюсь, вы не воспринимаете эти апокалиптические басни серьезно? Пока что звучит не очень убедительно, — Брайзон покачал головой. — Его Тень и сейчас себя неплохо чувствует. Может быть, вы объясните, что это за “возрождение”? Каких только фантазий я не слышал, но связно на этот вопрос ответить никто не может.
— В древней войне, которая велась в Темной Зоне, уцелело одно из насекомых. Его физической оболочки больше нет, но сущность может жить внутри тела-носителя. Его Тень действительно себя неплохо чувствует, — Влад невесело улыбнулась, — и на достигнутом останавливаться не собирается. В его ближайших планах возрождение своей расы, причем совершенно чудовищным способом — внутри Кластера уже созревает исполинская личинка, и ее аппетиты растут с каждым днем. Вскоре планеты Лиги опустеют, а все несметное множество их жителей отправится ей на корм, — краска ушла с и без того бледного лица Влад, губы сложились в тонкую линию. — Его Тень задумал уничтожить человечество в отместку за своих убитых на войне сородичей и близок к тому, чтобы довести начатое до конца. Во вселенной сейчас нет никого, кто мог бы противостоять армии Порядка — реформисты недавно потерпели очень серьезный удар и они практически беспомощны. На Кластере собралась небольшая группа клериков и военных, которые осознают масштаб угрозы и готовы на многое, чтобы ее предотвратить. В недра планетоида была организована подпольная экспедиция и ее участники своими глазами убедились, что Кластер — не что иное, как кокон размером с планету. Мы собираемся приложить все усилия, чтобы помешать плану Его Тени, и я хочу предложить вам к нам присоединиться.

Брайзон посмотрел на Влад искоса и промолчал. Про адмирала ему было известно достаточно, чтобы не отметать ее слова, насколько бы они не шли вразрез с общепринятой доктриной, но и не принимать ее прекраснодушие за чистую монету. Влад происходила с Сианиса-8, планеты, вставшей на путь преобразований и росла в семье влиятельных деятелей-реформистов. Как осведомитель Порядка, она получила награду за заслуги перед Его Тенью, еще не достигнув совершеннолетия, и была переведена на Кластер. Хитрая и проницательная, она быстро продвигалась по служебной лестнице и в последние годы возглавила несколько успешных военных операций против еретиков. Когда коды доступа из зуба Стэнли Твидла попали к военным Порядка, именно она, стоя на капитанском мостике, отдала приказ превратить заснеженные равнины Сианиса-8 в выжженную пустыню.

Даже если в планы Его Тени действительно входило полное уничтожение населения Лиги, Брайзон понимал, что приоритет Влад — отнюдь не спасение жизней. Порядок был титанической структурой с огромными амбициями, которая предоставляла тем, кто был наверху, практически неограниченную власть. Ее коллапс, даже если бы Влад удалось остаться в живых, разрушил бы все, ради чего она жила, сделав ее изгоем, обломком прошлого.

Из криоячейки повалили и растворились в воздухе клубы пара. Лицо ассасина казалось почти безмятежным в полутьме. Пальцы Влад, словно насекомое, примеривающееся, где бы сесть, протянулись к его высокой прическе, затем зависли над татуированной скулой.
— Возможно, Пророчество — это лишь сказка для детей еретиков, однако оно подсказало мне план, — Влад подняла глаза на Брайзона и медленно отняла руку. — Могущество Его Тени велико, но не безгранично. На Кластере есть оружие, с которым ему придется считаться, и я хочу им завладеть. Для этого понадобится изготовить новый ключ от корабля, снять запрет на сражение с силами Его Тени и обойти защиту в отделе спецпроектов, — Влад приподняла бровь. — Когда Божественных Предков загрузят на Лекс, мы, не вызывая подозрений, последуем за ними и отчалим с Кластера с полным криоотсеком, куда заранее определим твоих самых эффективных протеже, — она бросила взгляд в сторону выдвинутой ячейки. — У Лекса хватит скорости и дальности выстрела, чтобы попытаться выстоять в бою против целой армады — мы сможем маневрировать, держась вне радиуса поражения кораблей, и точечными ударами выводить их из строя. Есть вероятность, что Его Тень захочет возглавить погоню и попробует заявиться к нам на борт лично, чтобы самому разобраться с неверными и получить Лекс и своих предшественников назад целыми и невредимыми. В этом случае, — Влад легко погладила рукав плетеного костюма, — ему окажут достойный прием последний из Бруннен-Джи и его коллеги, которым ты поможешь сменить приоритеты. Если же Его Темная Светлость предпочтет вести сражение с мостика корабля или окопается на Кластере, мы примем бой и, если потребуется — пфффф! — она развела в воздухе руками и колко улыбнулась себе под нос, — не оставим от планетоида камня на камне, — произнесла она, смакуя слова и изображая простодушное недоумение. Миг — и это выражение исчезло с ее лица, уступив место холодному, пристальному вниманию. — Когда все закончится, придется внести изменения в религиозные доктрины, но у меня хватит влияния среди клериков, чтобы разобраться с несогласными. Божественные Предки вот-вот займут свои пассажирские места и счет пойдет на дни, так что времени у нас в обрез. Второй шанс нам вряд ли представится. Что скажешь?

Влад смерила Брайзона пристальным, цепким взглядом, в голубом свечении криоячейки черты ее лица заострились. Брайзон, слегка приподняв уголки рта, непроницаемо посмотрел на нее и стал молча соединять трубки с протокровью.
— Кого мне убить для вас, Верховный Биовизирь?..

Брайзон нажал переключатель в стене, и помещение наполнил утробный ритмичный гул, под который убийц тренировали для участия в парадах Порядка.
— Пригласи Влад на танец.

Ассасин грациозно поднялся, склонил голову и выбросил правую руку вперед. Влад бросила на биовизиря острый взгляд и лаконичным движением накрыла протянутую ей ладонь своей.

В детстве Влад почти не видела своих приемных родителей — большую часть времени они были заняты политической работой. Дни замкнутой девочки с узлом светлых волос были похожи один на другой — с утра занятия с учителями-голограммами, после обеда тренировки в секции спортивных танцев, где и произошла ее встреча с агентами Порядка. Когда Влад получила направление на Кластер, ей предложили поучаствовать в показательных выступлениях в составе команды одной из планет Лиги, но она к тому моменту недавно приняла присягу и о танцах пришлось забыть ради боевой подготовки. Сейчас Влад регулярно приходилось танцевать на приемах Его Тени, однако этот ритуальный набор вежливых движений не пробуждал в ней воспоминаний о прошлом и тем более не имел ничего общего с той экзотической техникой, которой владел ее партнер.

Лучшими танцорами традиционно считались те, кто умел создать иллюзию, что даже самый технически изощренный танец дается им легко и непосредственно. Манера ассасина шла вразрез с этими представлениями, но впечатляла не меньше. Его вряд ли можно было назвать непринужденным, однако было в нем какое-то интенсивное внутреннее сосредоточение, будто все его внимание, вся его сила, координация и баланс вкладывались безраздельно в каждое движение, в каждую секунду танца. Влад подумала, что с таким же вниманием он перемещается по территории врага, каждую секунду готовый обороняться или атаковать жертву. В его исполнении танец скорее напоминал боевое искусство — резкий, порывистый и одновременно полный достоинства, каждое движение лаконично и наполнено скрытой силой.

Стараясь подражать его движениям, она показалась себе неуклюжей, будто одеревенелая, промахивающаяся мимо ритма марионетка. Она задумалась о том, кто из них, в конечном счете, смахивает на куклу на веревочках — он, она, они оба, попавшие в капкан обстоятельств, да и сам носитель Его Тени — кто, как не марионетка, чья собственная личность была раздавлена, управляемая только волей мастера? Что такое насекомая сущность Тени — сгусток инстинктов, вступающий в симбиоз с со структурами мозга носителя? А может, это разум, функционирующий на другом уровне, недоступном для человеческого понимания?

Погруженная в свои мысли, она инстинктивно стала более чутко следовать подсказкам партнера, будто довершая задуманный им рисунок. Она ставила акценты, придавая танцу остроту, и двигалась не вслед за ним, а вместе с ним, ощущая, когда он подбирается, как пружина, или готовится застыть — пронзительные движения, замирания, медленные шаги.
Когда музыка прекратилась, это вызвало у нее почти сожаление — она увидела, как плотоядно поблескивают направленные на нее глаза Брайзона и вернулась к реальности: ряды криоячеек, фоновый гул систем охлаждения, биовизирь, которого еще предстояло убедить согласиться на ее план, и ее неживой партнер, отступивший от нее на шаг и смотрящий без выражения прямо перед собой. Брайзон ехидно улыбнулся, поедая ее глазами.
— Да, он сносно танцует, говорят, некоторые из воплощений Его Тени даже заказывали приватные представления, — усмехнулся биовизирь. — Ты, кстати, тоже была очень хороша. Я надеюсь, ты согрелась, мы недавно еще опустили температуру здесь, чтобы сэкономить электричество — криоячейки очень энергозатратны.
— Как его удалось этому научить?
— Вероятно, так танцевали на его планете. Говорят, он и пел неплохо, но так ли это, мне не известно. Его Тень запретил ему петь.

Далеко оттуда, на окраине столицы Лиги, лысый Виго вбежал без стука в жилище другого биовизиря, потревожив спящего хозяина.
— Бестолочь, ты разбудил меня. — Мантрид недовольно протер глаза. -Ладно, поведай мне, как прошло тайное рандеву в катакомбах? Готов поставить на то, что Брайзон не смог продержаться долго.
— Мантрид, я услышал кое-что поистине необычайное, — возбужденно начал Виго, отмахнувшись от влетевшего за ним насекомого. Комар безжизненно спланировал на пол, затем приободрился и уселся на потолок.

Влад была одета в традиционное платье Сианиса-8 — белое с голубым, из кожи, с высоким горлом и юбкой до колен, на шее украшение из камней, волосы были уложены клином наверх. Начинался ежегодный праздничный прием, который устраивал Его Тень в честь годовщины триумфальной военной акции против реформистов. Униформа приближенных Его Темной Светлости была черной и темно-синей, но в такие дни, как сегодня, для высших чинов было сделано исключение и было принято использовать в праздничной одежде национальные мотивы и светлые цвета, символизирующие падающий на последователей свет Его Тени.

Для Влад сегодняшний день был отнюдь не праздничным. События пятилетней давности стояли перед ней так же ясно, как будто это произошло вчера. Накануне стартовала самая масштабная кампания против реформистов в истории Порядка. Защитный барьер, ранее окружавший их планеты, остался позади, бурый диск Сианиса-8 почти заполнил собой экран, и члены экипажа молча ожидали ее указаний. Никто не решался лишний раз посмотреть в ее сторону — историю ее прибытия на Кластер знал весь офицерский состав. Влад медлила, не решаясь отдать приказ, и перед ней из ниоткуда соткался яркий прямоугольник с массивным черным силуэтом. “Служу Его Божественной Тени,”- произнесла Влад традиционное приветствие и скомандовала навести оружие на цель.

Ее приемные родители не поддерживали с ней отношений с тех пор, как узнали, что она была осведомителем Порядка, но Влад знала, что в этот момент они были там, на планете. В ее воображении промелькнуло, как она разворачивается, молча удаляется в свою каюту и по прибытию на Кластер отправляется под трибунал. Сианис был обречен, она сделала свой выбор давно и в эти секунды лишь пыталась оттянуть неизбежное. Преодолевая дурноту, Влад произнесла слова, которых от нее ждали, и отвела взгляд от экрана, где на поверхности планеты засветилась огненная вспышка, затем еще одна… Она напомнила себе, что откажись она тогда подчиниться, был бы утерян сегодняшний шанс на грандиозную рокировку. Могла ли она, сирота с задворок Вселенной, представить, что ей выпадет возможность положить конец смертоносной власти Его Тени, самоназванного божества?

Сегодня Брайзон должен был сообщить ей о своем решении. Биовизирь не торопился появляться, однако внешне нетерпение Влад никак не проявлялось: она прогуливалась по залу с неизменной светской улыбкой, прислушиваясь к беседам военных и клериков.

Заслышав низкий рокот высочайшего транспорта, гости в зале умолкли. По обе стороны от входа заняли места офицеры из личной охраны Его Тени, и Повелитель проследовал по образовавшемуся коридору в центр зала. Под сводами, отдаваясь эхом от стен, зазвучал низкий голос:
— Мои служители, я приветствую вас. Сегодня особенный день для меня, для вас и для Божественного Порядка. Пять лет назад мы смогли проникнуть сквозь завесу, за которой от нас скрывались еретики. Мы очистили десятки миров от тьмы заблуждений и сделали важный шаг к власти Порядка во Вселенной Света.

Следом за Его Тенью из арки выплыл Мантрид в струящемся плаще и со шкатулкой в механических руках. За ним три офицера вынесли криокапсулу с последним из Бруннен-Джи и контрольный модуль. По залу пронесся еле слышный вдох и шепотки, тут же оборвавшиеся, когда Его Тень заговорил:
— Я приготовил для вас небольшие памятные знаки в честь этого славного события.
Шкатулка в руках Мантрида распахнулась, и Повелитель начал перечислять военных, сыгравших важные роли в операции. Те, чье имя называлось, подходили и получали из рук Его Тени небольшой серебряный символ Порядка с юбилейным тиснением.

Влад пришлось ждать дольше всех — ее имя было почти в конце алфавита. Когда она приблизилась, ей бросилось в глаза, что шкатулка со знаками отличия была пуста.
— Адмирал Влад, вы прилетели к нам с планеты, обитатели которой отклонились от пути Порядка. Вы нашли в себе силу отличить свет от тьмы и, когда наступила пора, очистили свою родину от скверны. Это проявление вашей преданности заслуживает особой награды. Этот джентльмен, — Его Тень повел рукой в сторону криокапсулы, — имеет много общего с вами. Его народ, как и ваш, уступил дорогу Порядку. Он оставил свою родину, когда она была обречена, отправился мне навстречу и стал исполнять Мою волю. Его сердце уже не бьется, а вы пока живы. Я хочу напомнить вам всем — пока длятся ваши краткие жизни, в вашей власти оставить свой след в истории, след неизменный и окончательный.

В зале воцарился полумрак, и на Влад скрестились лучи прожекторов. Его Тень нажал кнопку на контрольной панели, и подсвеченная криокапсула с шипением открылась, выпуская облака пара.
— Сейчас вас всех ждет кое-что впечатляющее. Мне попала в руки любопытная запись с камеры системы слежения с участием Влад. Это представление заслуживает более широкой публики. Сегодня первый танец принадлежит вам двоим.

Ассасин грациозно вышел из криокапсулы и поклонился фигуре в черном. Его Тень взял Влад за руку, которая мгновенно онемела, и вложил ее ладонь в ладонь партнера.

Пальцы убийцы были ледяными, но контраст температур был облегчением после прикосновения Его Тени, от которого рука становилась непослушной, а голову заполнял еле слышный гул. Партнер увел ее левую руку вбок, а свою правую завел ей за спину. Влад вздрогнула — не от холода, распространившегося по позвоночнику, а от мысли, что у обладателя пальцев, что лежат на ее талии, нет собственной воли и желаний, но есть сознание — холодное, целенаправленное, безжалостное. Ее ладонь легла на жесткую ткань его рукава, будто коснулась чешуи.

Убийца смотрел прямым, немигающим взглядом перед собой. Перед ней была лишь древняя анимированная оболочка, биоробот без собственной воли, с остатками былых рефлексов. Его не было в живых две тысячи лет, и убил его тот, кто стоял сейчас за его спиной и пристально за ней наблюдал, чье неослабное, темное, нечеловеческое внимание Влад сейчас чувствовала всей кожей. В темноте поблескивало множество глаз, настороженных и оценивающих, но то были лишь статисты, неспособные изменить ход событий. Она находилась в эпицентре безличной, превосходящей силы, и тяжелое, липкое присутствие Его Тени было разлито вокруг.

Этот танец был совсем иным, чем прошлый — размеренный, скупой на движения, он был бы почти механистичным, если бы не исходящее от партнера ощущение концентрированной энергии. Казалось, будто все его внимание направлено вовнутрь, на пружину, сжимаемую им изо всех сил. Музыка замерла, он остановился и посмотрел ей прямо в глаза. Воздух вокруг будто сгустился; его безразличный взгляд в упор, похожий на взгляд фасеточных глаз насекомого, мешал ей вдохнуть. Ей захотелось сбросить с себя наваждение и заломить его руки за спину, разрушить узел волос, разодрать его тяжелый костюм и впиться в бледную кожу шеи. Внутренне Влад горько усмехнулась: он мертв и мозги у него промыты, почему же он заставляет ее чувствовать то, чего уже давно не вызывали у нее живые мужчины, о существовании чего она давно забыла? Он провел пальцами от позвоночника наискосок, задев подреберье, и, чувствительно вдавившись на мгновение костяшками, остановился чуть ниже груди. Другой рукой он отпустил ее ладонь и, приподнимая ее лицо ему навстречу, коснулся ее виска и щеки. Она полуприкрыла глаза. Это было похоже на электрический разряд; на мгновение ей показалось, будто она сейчас проснется.

Лицо убийцы исказила гримаса, похожая на боль, Влад закачалась и повалилась назад, он бережно опустил ее и осел рядом, не отнимая пальцев от ее лица. Через несколько секунд тишины он нетвердой походкой направился к криокапсуле и лег в нее. Глаза убийцы закрылись, и он через силу, сдавленно произнес:

- Служу Его Тени.

Крышка криокапсулы с шипением опустилась. Его Тень, тяжело ступая, подошел к лежащей на спине Влад в лучах прожекторов, из-под ее светлого платья расползалась лужица крови.
— Влад служила Мне достойно, но гордость сбила ее с пути Порядка. Теперь она очищена от своего злого умысла. Я наделю ее волей, которая станет продолжением моей. Я передаю ее в твои руки, Мантрид.

Механические конечности биовизиря подплыли к Влад и подняли ее в воздух перед ним. Ее лицо было спокойным и строгим, и он начал продумывать модификации, которые предстояло совершить с ее безупречным телом.

Написано в сентябре 2015