Носитель Его Божественной Сущности

Мария Томилова

По коридору Кластера стремительно несется каталка с телом, сплошь скрытым под черным плащом с многочисленными замысловатыми складками. Каталку толкают сразу несколько бегущих по бокам клириков, облаченных в темно-синие балахоны. Когда вся толпа вваливается в ритуальный зал с криками «Скорее, мы Его теряем!» там уже полным ходом идут приготовления к Поцелую. Каталку подвозят почти вплотную к станку, на котором висит привязанное бессознательное тело… Голова еще не зафиксирована, длинные кудри спадают вперед, ниже пояса. Один из служителей возится в ремнями фиксатора. «Быстрее же! Быстрее!» — торопят его.Клирик берет будущего носителя за волосы, поднимает его голову, чтобы надеть обручи… Крики остальных внезапно смолкают и они зависают так, шокированные увиденным, теряя драгоценное время… «Что… кто… как ЭТО?! Не положено!!!» «Кого успели, того и схватили» – огрызаются ответственные за подготовку, — «Основной кандидат подхватил паротит… Не можем же мы подложить Ему такую свинью! Не нравится этот — можешь сам занять это место!»

Пока одни спорят, другие заканчивают приготовления. Лицо человека на каталке приобретает сероватый оттенок – времени не остается совсем… Будущему носителю смазывают виски электролитным гелем, прижимают к ним высоковольтные кабели и пропускают через мозг несколько разрядов…

Поднявшись в новом теле к Божественным предкам, Его Тень начал было произносить ритуальное приветствие, но осекся от звуков собственного голоса, неожиданно высокого и мелодичного… «Кастрата, что ли, Носителем сделали?!» — гневно подумал он… — «Меня же Предки засмеют!» Слегка прокашлявшись, он продолжил приветствие нарочито низким басом: «Приветствую Вас, Божественные Предки! Я буду служить Вам и Я буду служить Ордену»

ЕБТ идет по коридору и все почтительно склоняют перед ним головы… Вроде, все как обычно, но во взглядах появилось что-то новое, незнакомое раньше… Раньше все испуганно опускали глаза, да и сейчас опускают, но что-то неуловимое мелькает в них… Его обостренные чувства говорят, что за спиной его что-то происходит… Резко обернувшись Он обнаружил несколько человек, которые откровенно пялятся Ему в след… «В чем дело?!» — гневно воскликнул Он, совершенно забыв про особенности нового голоса… Мужчины в ужасе рухнули на четвереньки и он снова уловил нечто новое в их движениях. Головы людей низко склонены, но тела конвульсивно подергиваются… Сделав несколько быстрых шагов, ЕБТ оказался рядом с ними, схватил ближайшего за волосы и развернул лицом к себе, заставив приподняться на коленях… «Посмотри мне в глаза!» — приказал Он. Мужчина разжал зажмуренные веки и тут же сжал их обратно. «В глаза, Я сказал!» — гневно прошипел ЕБТ. Глядя в широко раскрытые зрачки человека, проникая, казалось, в самую его душу, ЕБТ ощутил знакомые эмоции – страх, преданность и еще что-то новое… Вожделение?! Он с отвращением откинул тело, подошел к следующему… То же самое! Да что тут такое происходит?! Тут Его взгляд упал на собственную руку… Тонкую руку в изящной защитной перчатке с кружевным рисунком по краю.

Ворвавшись в свои покои, ЕБТ стремительно бросился к зеркалу, завешенному черным бархатом за ненадобностью. Отбросив полог, Он застыл с открытым ртом перед собственным отражением в полный рост.

Из зеркала на него глядело черными линзами глаз точеное белоснежное лицо, частично скрытое кружевным капюшоном… Сняв его дрожащими руками, он выпустил ливень темных вьющихся волос, скрывший безобразные кресты на висках. Кдри рассыпались по плечам, закрывая изящные складки рукавов облегающего тело и переходящего в широкую длинную (в пол) плиссированную юбку черного платья. Волна столь же черного гнева затопила его сознание. Поднявшись откуда-то снизу, эмоция окрасила шею и лицо в пурпурный оттенок, особенно ярко заигравший на ланитах, что превосходно гармонировало с красными вставками на складках одеяния… «Убью! Всех убью!» — прошипел ЕБТ бархатным контральто… Неожиданно к горлу, перекрыв дыхание, поднялся комок, и ЕБТ, пытаясь сделать вдох, зарычал, а потом взвыл… Низкое контральто перешло в высокое сопрано, а после и вовсе в фальцет…

развевающемся черном плаще с кровавым подбоем (ему стоило большого труда заставить давешнее платье принять прежний, надлежащий грозному правителю, вид), решительным шагом шел ЕБТ по коридорам техзоны, расшвыривая попадающихся навстречу неосторожных служителей, не обращая внимания на сползающие по стенам бездыханные тела за спиной… Если бы мог, Он бы не шел, а бежал, но бегать на каблуках оказалось совсем не удобно…

«Всех убью!» — пульсировала мысль в Его голове…

Добравшись до края техзоны, Он резко раскинул руки в стороны и под опасным углом спланировал вниз на разноцветных радужных крыльях…

Вот она, заветная ячейка! О, да! Сейчас все они получат по заслугам! Я не буду Сам марать об вас руки, вами займется Мой Божественный убийца, Мой Кай, Мой шедевр!

Несколько изящных жестов – и одна из камер извергает из себя платформу с неподвижным телом. Какие тонкие, благородные черты лица! Какие шикарные смоляно-черные волосы! Как они оттеняют его бледную, чуть голубоватую кожу!… Почему я не замечал этого раньше?

Незнакомое тепло, вытесняя гнев, растекается по телу, вызывая мелкую дрожь. Тепло перерастает в жар, концентрируясь внизу живота, заставляя промежность пульсировать и наливаться влагой…

Разглядывая мужчину, лежащего перед Ним, наблюдая за тем, как наполняются протокровью питающие трубки, Он ожидал услышать привычный вопрос: «Кого прикажете убить для Вас?»

Вот, ассасин открывает глаза, потом – рот и первые звуки слетают с его губ «Кого…», тут взгляд вопрошающего переходит с невидимого в тумане потолка на лицо ЕБТ, голос прерывается и сменяется бульканьем и хрипом, а тело, облаченное в черные одежды, начинает содрогаться в конвульсиях.

Реакция ЕБТ на реакцию ассасина оказалась не менее неожиданной. Жар в животе резко сменился ледяным холодом, зато в голове словно взорвался маленький ядерный снаряд. Повинуясь внезапному импульсу, ЕБТ размахнулся и залепил последнему из бруннен-джи смачную пощечину. У другого голова непременно оторвалась бы от подобных «предварительных ласк», но голова убийцы лишь дернулась в сторону. Конвульсии прекратились, он часто заморгал и вновь посмотрел на ЕБТ. Но тот смущенно отвернулся. В носу и глазах щипало, за грудиной жгло и что-то горячее текло по щекам…

ЕБТ стоял на узкой площадке лицом к каменной лестнице без перил. Новые, незнакомые, ощущения поглотили целиком Его внимание. Ледяной комок неприятно шевелился в кишках, горло словно сжимала невидимая рука – дыхание было прерывистым, вдохи давались с трудом, а на выдохе вылетали судорожные всхлипы. Из полутрансового созерцания собственного состояния Его вырвал голос, раздавшийся за спиной: «Кого прикажете убить для Вас?»

Холод переместился из живота в грудную клетку, сменив собой жгучую боль и принеся облегчение, ледяная рука отпустила горло, слезы мгновенно высохли. Он резко развернулся и, с ненавистью глядя на объект собственного недавнего вожделения, прошипел: «Себя!» После чего, совершенно непоследовательно, резким движением загнал платформу обратно в ячейку…

Сам того не подозревая, Божественный Убийца спас несколько десятков жизней. На время.

Заперевшись в своих покоях, ЕБТ подошел к огромному зеркалу. Своенравный экзоскелет снова попытался украсить своего Хозяина!

Медленно Он снял с головы кружевной капюшон, медленно развязал черный шелковый бант на шее, медленно разъединил борта плаща и тот соскользнул к Его ногам…

Противоречивые чувства захватили Его… С одной стороны – восхищение увиденным, с другой – гнев… ИДИОТЫ! Да КАК ОНИ ПОСМЕЛИ!? Острая жалость и сожаление, никогда не знакомые раньше, заставили сердце судорожно сжаться в груди…

Из зеркала на Него глядела черными линзами глаз… Аманда Малена. Он не сразу узнал ее без привычного синего балахона и с черными глазами без белков…

Аманда Малена, знаменитая певица, была единственным человеком, к которому Он испытывал теплые чувства… Ощущая приближающуюся кончину Носителя, Он изъявил желание напоследок услышать ее волшебное пение и пригласил на Кластер. В качестве гримерки ей предоставили покои, располагающиеся неподалеку от Ритуального Зала и от его собственных Палат, которые он не покидал последнее время, так как смерть очередного Его тела могла произойти в любой момент.

Концерт удался на славу, Аманда ушла к себе, готовиться к отбытию. Умиротворенный, Он приготовился к Перемещению… Время было позднее, Священная зона была безлюдна… Ему и в голову не могло прийти, что ей угрожает хоть какая-то опасность… Видимо, эти кретины схватили ее при переодевании, так как из одежды на ней были теперь (не считая снятого плаща) высокие черные сапоги на тонких шпильках, да облегающий стройную фигуру темно-синий комбидресс, отороченный кружевом, волшебно оттеняющий белоснежную кожу с голубоватыми прожилками.

Признаться, она всегда привлекала Его, Он даже позволял себе мечтать… Да нет. Не позволял. Хотя… Себе-то можно признаться – были мысли… Он даже выбрал Себе нового носителя помоложе, посимпатичнее…

Вспоминание о молодом мускулистом теле, которое Он предназначил Себе, вызвало очередной приступ ослепляющего гнева.

ЕБТ метался по просторному помещению, рычал от бессилия, осознавая, что все теперь рухнуло, все Его потаенные несмелые мечты… Теперь ничего и никогда не будет… Он схватил изящную драгоценную вазу и со всей силы швырнул об стену. С мелодичным звоном она разлетелась в стороны сверкающими искрами.

Внезапно взгляд Его вновь упал на отражение. Там стояла в напряженной позе, со сжатыми кулаками, прекрасная Женщина. Длинные волосы разметались по плечам, прикрывая вздымающуюся от яростного дыхания высокую грудь… Он словно бы в первый раз увидел Ее… Медленно приблизившись к зеркалу, Он собрал волосы в хвост, открывая чуть угловатые плечи… Женщина в зеркале двигалась с утонченным изяществом и Он вновь испытал уже знакомые ощущения – разливающееся по телу тепло, концентрирующееся сладостным томлением внизу… Нежная кожа покрылась мурашками, вздымающаяся грудь приобрела розовый оттенок… Его кинуло в жар, Он отпустил волосы и они, рассыпаясь по плечам, щекоча ставшую внезапно чрезвычайно чувствительной кожу, вызвали сладостную дрожь… Дыхание ЕБТ сбилось, из груди вырвался стон…

Рассматривая свое отражение и вновь собирая наверх волосы, ЕБТ вдруг поймал(а) себя на некоей мысли… Легкое движение руки – и черно-красная груда на полу рассыпается роем черных частиц, они поднимаются вверх, подобно дыму, окутывают Ее(Его) фигуру и вновь собираются в плащ. ЕБТ осторожно выглядывает в коридор и, убедившись в отсутствии соглядатаев, направляется в гримерку Аманды.

Вернувшись обратно и заперев дверь (зачем??? Все равно никто не осмелится войти), Он(а) садится на край Своего ложа, открывает маленькую сумочку. Стирает ватным диском кресты с висков, затем достает черный карандаш для подводки глаз и маленькое зеркало… Твердой рукой проводит по правой скуле линию, заканчивая ее удлиненной точкой; отложив зеркальце, собирает волосы в пучок, оставив свободным один локон, скручивает их и укладывает калачом надо лбом, скрепив сооружение золотой шпилькой… Снимает балахон и в таком виде направляется к большому зеркалу.

ЕБТ сидит, укутавшись в плащ, на своем ложе, обняв поджатые колени и ритмично покачиваясь вперед-назад… Капюшон опущен, полностью закрывая лицо… Его бьет крупная дрожь… Он в панике.

То, что он испытал несколько часов назад, гладя на собственное отражение, не испытывал никто из людей, чьей памятью Он когда-либо обладал… Его невыносимо тянуло сразу в нескольких направлениях – к зеркалу, в морг техзоны и удавиться. Немедленно.

А может, посоветоваться с Предками? Ну уж нет… ТАК позориться Он не станет!

Стряхнув оцепенение, ЕБТ решительным шагом направляется в Ритуальный Зал. Настало время расплаты!

На каменном полу тут и там чернеют кучки пепла. Пришлось повозиться, выявляя зачинщика.

Красивая женщина в черном плаще наблюдает, как пара оставшихся в живых клириков привязывает своего бледного собрата к станку. Он не сопротивляется, безвольно отдавшись мучителям. Заметно, что его мутит от ужаса.

М-да, слабоват… Ну, ничего, в любом случае – лучше, что то, что есть сейчас…

Еще один клирик возится с чем-то возле знакомой нам каталки.

Наконец, приготовления закончены. Виски потерявшего сознание мужчины смазывают контактным гелем… Женщина ложится на каталку, клирик дрожащими руками пытается сделать ей инъекцию… Сморщившись, ЕБТ отбирает шприц, отталкивает бледного служителя в сторону и сам вводит себе яд. Второй разряд завершает очистку носителя, плоскость станка с ним наклоняют над смертельно прекрасным лицом, черные глаза закрываются, и из бледных губ начинает сочиться легкий дымок сущности, перетекая в новое тело…

***

После зачистки свидетелей и полного уничтожения трупа женщины-носителя осталась лишь одна проблема – как объяснить внезапное исчезновение знаменитой певицы. Но это уже была не Его забота — не первый раз здесь пропадают люди.

На Кластере еще некоторое время ходили слухи, что ЕБТ – женщина неземной красоты… Но смутьяны исчезали бесследно и об их участи поговаривали, что она была ужасна… А в этом сомневаться уже не приходилось. Поэтому вскоре слухи сошли на нет, а еще через какое-то время про эту историю и вовсе забыли.

Только откуда-то у клириков возник негласный запрет использовать женские тела в качестве носителей.

Female Insect Essence Host by Narven

Female Insect Essence Host by Narven

Добавить комментарий