05. Живущие сегодня

перейти к оглавлению

В том, что обстановка в городе накаляется с каждым днём, Оэра убедилась по пути на Совет. Улицы, прежде чистые, были забросаны мусором, перед открытыми верандами кафе валялась поломанная мебель. Пестрые флаги – модный в этом сезоне предмет декора – были порваны, как будто ночью здесь пронёсся тайфун. Оэра снизилась возле одного из своих любимых мест, где она часто встречалась с друзьями по утрам. На секунду ей показалось, что сейчас они помашут ей, приглашая к столику. Но в яркой ширме зияли дырки, сквозь которые было видно, как Толстушка Габи, неизменная хозяйка этого места, убирает внутри следы побоища. Oна подняла голову, откидывая седые пряди с лица, и заметила стоящую в растерянности девушку.
— Здравствуй, Оэра, — печально улыбнулась она, — нет сегодня ни канны, ни булочек… Полюбуйся. Эти хулиганы налетают каждую ночь, не спасают даже ставни. Пора закрываться. Не могу больше… – на глазах Габи, всегда встречавшей гостей неизменной улыбкой, сейчас блеснули слёзы.  Стыдясь, она не могла произнести вслух, что вчерашнюю толпу хулиганов привел её младший внук, недавно примкнувший к «живущим сегодня». Желая утешить хозяйку, Оэра крепко обняла её и прошептала:
— Всё будет хорошо, Габи, вот увидишь… Скоро всё изменится.
— Ты думаешь? – спросила та, улыбаясь снова и удивляясь наивности Оэры.
Они смотрели друг другу в глаза, и Габи поняла, что девушка говорит совершенно серьёзно и уверенно. Хорошая хозяйка кафе всегда проницательна…
— Ты что-то знаешь? – настороженно спросила Габи, и Оэра поняла, что сделала глупость – она не имела права раньше времени выбалтывать то, что даже Аманди предполагал доложить с большой осторожностью. Оэра помотала головой:
— Нет… Я просто очень хочу в это верить. И хотела утешить тебя.
— Спасибо, милая… Но кафе я все же закрою.
— Мне будет не хватать твоей канны, — вздохнула Оэра, — но, пожалуй, это правильно сейчас. Всего тебе самого хорошего, Габи! Я буду ждать, когда ты снова откроешь двери!
Больше Оэра не снижалась над городом – ей стало не по себе. Чуть не проболталась, да как глупо!
Стоянка перед зданием Совета была полупустой, но она все равно поставила свой мобиль в дальнем углу, подальше от любопытных взглядов, если таковые будут. Пройдя под сенью вековых деревьев и по гулкой галерее, она оказалась на одном из боковых балконов, с которого можно было наблюдать заседание.
Аманди предложил провести предварительную сессию за закрытыми дверями, что обозначало только отсутствие репортёров, но при этом каждый из участников мог пригласить заинтересованных слушателей. На этот раз гостями Аманди были Оэра и Дэй. Впрочем, Дэй был не просто гостем – он перебирал на коленях конспект своего выступления, и, как показалось Оэре, нервничал, хотя старался не подавать виду. Подняв глаза, он заметил её, и она помахала ему рукой в ответ.
На месте председателя собрания сидел незнакомый Оэре астроном со смуглым, почти черным лицом. Он прибыл издалека, с Острова Вечного Лета – небольшого материка, затерянного в просторах единственного океана Брунниса. Перед заседанием Аманди обмолвился, что ученый гость собирается доложить о важном наблюдении – скорее всего, речь шла о том же объекте, что зафиксировала и обсерватория Аманди.
— Почему же ты уступил ему слово? – удивилась Оэра.
— Для меня не так важно, кто сделает доклад, — улыбнулся Аманди, — к тому же, я уверен, что мне будет что добавить – ведь мы размышляли независимо, даже если наблюдали один объект.
Оэра вздохнула – скромность Аманди иногда раздражала её, хотя она никогда не говорила ему об этом. Она считала, что он заслуживает большего.
Свет в зале слегка померк, высветив сидящих за столом и подав сигнал к началу выступлений. Председатель сразу перешел к сути, быстро и точно описав наблюдаемый объект. Тем не менее, как и Аманди, он не знал, как именно классифицировать увиденное. Затем он дал слово аналитикам, оптикам и одному из ведущих теоретиков по черным дырам и многомерным пространствам. Когда тот заговорил, зрители, сидевшие на балконе рядом с Оэрой, начали растерянно переглядываться. Она и сама, как ни стралась, не смогла понять доброй половины слов из его речи, и обрадовалась, когда после него взял слово Аманди:
— Уважаемые коллеги, я тоже был в замешательстве, пока мне не подали идею исторические изыскания одного молодого человека. Вы спросите – какое отношение события прошлого могут иметь к астрономическим наблюдениям? Самое непосредственное – ведь наши предки выходили в далёкий космос, несмотря на то, что их корабли были не так надёжны, как наши, на которых мы сегодня совершаем короткие прогулки по собственной солнечной системе! Так каким образом во времена Великих Насекомых Войн бруннен-джи преодолевали большие расстояния за короткое время, имея в распоряжении довольно примитивные космические аппараты? Давайте послушаем моего гостя, пилота Дэя.
Дэй кинул ещё один быстрый взгляд на свой конспект. Свет над его креслом стал чуть ярче, заиграв в завитках медных волос. Дэй говорил короткими отрывистыми фразами, сопоставляя факты старинных военных хроник и воспоминания фронтовиков.
Едва он закончил, с места поднялся один из почётных гостей в чине адмирала космофлота:
— Так вы хотите сказать, молодой человек, что наши предки, победившие насекомых, пользовались своего рода порталом, ведущим в параллельную вселенную? – пряча улыбку, спросил он.
— Да, я сделал такой вывод, — немного смущённо ответил Дэй.
— Дело в том, что принято считать, будто «параллельная вселенная» — это только красивая метафора, — вступил в разговор Аманди, — но сопоставляя полученные недавно факты и аналитические данные моих коллег, я готов согласиться, что это не совсем так. Возможно, то, что мы наблюдаем, и есть один из так называемых фрактальных узлов или ядер, тот самый портал, через который происходит перемещение в пространство иного порядка…
— Фрактальное ядро! – просиял темнолицый председатель, — это именно то, что я собирался сказать, коллега!
— Отчего бы тогда не проверить вашу гипотезу, уважаемый астрофизик? — адмирал, очевидно, был человеком действия, — мы можем сначала направить к объекту автоматический зонд, а затем приступить к планированию экспедиции. И хотя это будет рискованное предприятие, я сам готов войти в её состав.
Дэй замер, уперевшись взглядом в свой конспект. Этот адмирал сказал то, о чем он сам думал с того момента, как увидел таинственное пятно в небе. Он чуть было не вскочил с места со словами: я с вами, сэр! – но в следущую секунду устыдился своего ребячества и промолчал.

У будущих пилотов заметно прибавилось обязанностей – ведь кроме занятий и лётной практики им приходилось ещё и патрулировать улицы столицы наравне с охранниками порядка и немногочисленными добровольцами. Прежде беззаботная ночная жизнь столицы стала совсем другой: банды «живущих сегодня» с ревом проносились по опустевшим улицами между домов, в наступлением темноты превращавшихся в неприступные укрепления. Дэй не перeставал удивляться, насколько быстро призошли перемены и как легко распространились упаднические настроения. С Оэрой они почти не виделись и не разговаривали – та с головой ушла в новый проект ступенчатой энергопередачи. Это и к лучшему, — думал Дэй, — всегда полезнее заниматься делом, вместо того, чтобы предаваться страху.
Дэй любил слушать утренние новости, и поэтому старался во время завтрака занять место поближе к информационному экрану. Обычно друзья разделяли его интерес, и они завтракали молча, изредка перекидываясь короткими фразами. Но только не тогда, когда к ним подсаживалась Ирия. Эта девушка, казалось, умела не спать вообще, и вместо положенного курсантам отдыха носилась по городу в поисках приключений. Репортеры могли позавидовать её чутью и умению попасть в самый интересный момент в самое нужное место. Вот и сейчас она пробиралась к столику, за которым завтракали Дэй, Кир и Ал, и хитрая улыбка играла на ее губах:
— Привет вам, бойцы! A ты, Дэй, у нас историком заделался? Вечером-то по закрытому каналу показали, как ты своё проваленное задание на ученом совете докладывал. Смело, особенно после того как наставник тебя фантазёром назвал! – она присела рядом и похлопала парня по плечу, — да ты не смущайся, ладно… Это я так, завидую. Новость-то большая, а эти обозреватели молчат. Опять мусолят как вандалы какой-то подъезд разворотили. Фу, надоело.
— А что за новость? – насторожились Кир и Ал, — почему мы не знаем?
— Не знаете, потому что вот у этого красавчикa сегодня острый приступ скромности. Ну, Дэй, колись!
Непосредственность Ирии всегда нравилась Дэю, но сегодня он был готов испепелить её взглядом:
— Как ты получила доступ к закрытому каналу?!
— Не скажу, — улыбалась во весь рот Ирия, — а впрочем… сначала ты расскажи, что доложили на вчерашнем совете.
Дэй обвел глазами столовую:  здесь было многолюдно, курсанты был заняты едой и разговорами и не обращали внимания на их компанию. В конце концов, Дэй не обещал хранить молчание, да и официальное сообщение, наверное, вот-вот сделают… Немного подумав, он согласился:
— Хорошо, только не здесь. И мне бы хотелось, чтобы пока это осталось между нами.
— Ага, если бы не я – вы бы ничего и не узнали! – подмигнула Ирия Киру и Алу.
— Возможно, и тебе следовало бы помолчать, — буркнул Дэй.
Когда они вышли на улицу, и оказались вчетвером, Дэй остановился:
— Новость вот какая: похоже, астрономы нашли кое-что и совсем недалеко от Брунниса.
— И это «кое-что» называется фрактальным ядром и служит коридором между Вселенными! Вселенными, друзья мои, — это вам не на танцы через дырку в заборе сгонять! — закончила за него Ирия.
— Нечего себе! То самое, про которое ты в прошлом сезоне сказки рассказывал? Ох наставник теперь пожалеет, что высмеял тебя! – воскликнул Ал.
— Да тихо ты! – одернул его Дэй, — Не в этом дело!  За этим ядром может оказаться другая вселенная, симметричная нашей!
— Это как? – поинтересовалась Ирия, — там всё такое же, только наоборот?
— Не знаю наоборот или нет, но предполагается, что там есть еще одна планета, такая, как Бруннис, понимаете?
— У нас есть надежда!!! – взвизгнула Ирия, подскочив на месте, — я, когда первый раз услышала – ушам не поверила, думала, я неправильно поняла!!! Дэюшка, я люблю тебя!
— Но почему о таком открытии до сих пор ничего не слышно? – удивился Кир, — «Живущие» сходят с ума, а учёные молчат!
— Ну допустим, «живущие» уже и так свихнулись, а учёные хотят быть уверены в том, что говорят. Так как тебе удалось посмотреть закрытый канал? – повторил свой вопрос Дэй.
— У меня есть друзья, — уклончиво ответила Ирия.
— Мы, между прочим, тоже твои друзья, — ответил Ал.
— Именно поэтому я и сказала вам, только вы думаете мой язык совсем без костей! — Ирия оглянулась и продолжила:
— Мы против «живущиx». Хочется надеяться на что-то, а то совсем паршиво. Я тут несколько дней в тоске была, не поверите.
— Поверим, — сказал Кир, — веселья нынче мало.
— Мы хотим объединить тех, кто готов противостоять этой тупости. Не только город патрулировать, но давать надежду… Нам удалось подключиться к внутренней информационной сети ученого совета. Тайком, конечно. Может быть, нас уже вычислили.
— Для этого надо использовать достойные методы, иначе получится такое же хулиганство, как у них, — ответил Дэй.
— Ну чего сразу — хулиганство? Радиостанция. Мы будем рассказывать новости и правду, как есть.
— Будь осторожна, а то на правду нынче неадекватно реагируют, — криво усмехнулся Кир.

Рис. Н. Менщиковой

Рис. Н. Менщиковой

— …Правда в том, что нам пришёл конец, а вы все думаете спасти свои ничтожные жизни! — гаркнул кто-то за спиной Дэя. Ирия вздрогнула. Рядом с ними неизвестно откуда взялся один из курсантов-новичков, каких недавно набрали вдвое больше против обычного количества. Форма на нём была небрежно расстегнута, а об утреннем умывании он, похоже, и вовсе забыл. Блеснув глазами, Кир бросился к нему.
— Стой! — тут же крикнули Ал, Ирия и Дэй, но Кир уже ухватил паникера за грудки и крепко встряхнул, так что у парня лязгнули зубы и посыпались заколки из волос.
— Кир, за драку выгонят и тебя, и его! — напомнила Ирия.
— Пусть выгонят! — продолжал ерепениться новичок, пытаясь вцепиться в Кира.
— Да что с ним разговаривать, — вступил Ал, — Отстои кучкуются! Иди отсюда к своим дружкам — ворота не заперты! Оставь его, Кир.
Взяв себя в руки, Кир оттокнул парня и быстро пошел прочь. Остальные еле поспевали за ним.
— Ты бруннен-джи, или где?! — продолжал кричать задира, — Тоже мне воин-романтик! Дерись, тряпка!

Назад Часть 4 Часть 6 Вперёд