03. Пятно в небе

перейти к оглавлению

Несмотря на юный возраст, Оэра вошла в группу разработки методов энергетической стабилизации светила. Это было непросто – кроме неё, множество студентов стремились работать под руководством ведущих ученых планеты, и конкурс был высок. Теперь она, посерьёзневшая и гордая своим новым статусом, либо пропадала в испытательной лаборатории, либо сидела в своей комнате, погрузившись в расчеты или беседуя по коммуникатору со старшими коллегами. На вопросы о друзьях девушка отвечала уклончиво, и Аманди каждый раз ощущал укол совести, видя её в одиночестве. Но оказалось, что одиночество совсем не тяготит Оэру. Спустя некоторое время она предложила поучаствовать в ночных наблюдениях в обсерватории — Аманди беспощадно нагружал техников новыми задачами, и они потребовали помощника. «Когда же ты будешь спать?» — удивился Аманди, но Оэра заверила его, что даст знать, если утомится, и профессор уступил напору молодой энергии. Оэре нравились ночные наблюдения: погружённый в полумрак и раскрытый навстречу звёздам купол казался сводом древнего святилища и одновременно устремленным в будущее оком. С программированием главного телескопа она прекрасно справлялась, благодаря наставлениям Аманди. Оно не было сложным — требовалось задать время и координаты, и дальше можно было только наблюдать, как величественно разворачивается башня и оптическая махина нацеливается на далекую, не видную простым глазом звездочку. Тогда Оэра припадала к окуляру, вглядываясь и словно спрашивая — может быть, какая-то из них станет нашим солнцем? У неё захватывало дух от одной мысли, что, вдруг она первая, кто видит новое светило Брунниса, ещё не зная об этом.

Однако в этот вечер оптические датчики неожиданно сообщили о помехе. Такое случалось иногда, если в столице происходило какое-нибудь празднество со световыми эффектами и фейерверком. Но сегодня ничего подобного не планировалось, и Оэра попробовала перезапустить программу, однако снова получила сообщение о помехе. Оторвав глаза от мониторов, Оэра подошла к окну и ахнула, замерев: в багровом зареве над городом поднимался столб густого дыма. Тот самый район у подножия холма, где не так давно кто-то кинул камнем в её мобиль. Направив вниз маленькую подзорную трубу, стоявшую тут же на треноге, Оэра потрясённо наблюдала, как мечутся оранжевые всполохи, взлетают вверх струи воды и пены, суетятся юркие роботы аварийных служб… На благополучном Бруннисе пожары случались крайне редко, тем более такие крупные.

Вдруг её окликнули по имени. Девушка вздрогнула, но через мгноветие на её лице засияла улыбка: Дэй! Она подбежала и крепко обняла парня, зарывшись в руками в густые, тёмно-медные волосы и уткнувшись носом в его плечо. Он тоже обхватил её руками и поцеловал в макушку:
 — Как хорошо, что ты здесь.
Оэра отвела назад голову, в её глазах искрился смех:
 — Я-то здесь, но как ты узнал об этом? Я никому не рассказывала.
 — Через пару дней у нас экзамен по навигации, а в моем планшете совсем старые звёздные карты… Решил обновить, захожу — а тут ты.
 — И долго ты это сочинял? — прыснула Оэра, — сейчас я поверю в твои старые карты, и что информационная линия в ведущем лётном училище Брунниса не работает, и что там ещё у вас сломалось? Кстати, навигацию ты уже сдал, верно?
 — Тебя не обманешь, — с какой-то грустной улыбкой ответил Дэй, — на самом деле я только сегодня вечером прилетел со сборов. Хотел встретиться, поспрашивал наших друзей, — но ни Игоп, ни Лотта, ни Лария, ни Джейми — никто из них ничего мне не смог сказать. Вот и пришлось добираться сюда. И мне показалось, что твой старик был рад меня видеть.
Оэра смутилась — ведь она ещё не рассказывала Аманди о дружбе с Дэем. Но теперь это уже не важно.
 — Не знаешь, что там? — она кивнула в сторону столицы, где пламя уже поутихло, и отключенный от света квартал зиял черным пятном.
 — Живущие сегодня, — сердито бросил Дэй.
 — Кто? — не поняла Оэра.
 — Они пропагандируют жить одним днём. Молодые люди, которые считают, что все равно мы все обречены, и поэтому можно творить все что угодно. Вот они и пакостят. Впрочем, ты и твой мобиль с ними уже знакомы!
 — Как глупо, — прошептала Оэра, и добавила, — Иногда я думаю, что отцу не стоило вот так открыто говорить о нашей звезде… Он не учёл этих «сегодняживущих»!
Дэй снова привлёк её к себе:
— Стоило. Твой отец всё сделал верно. Даже не сомневайся. Просто говорить правду всегда было неблагодарным делом.
— Многие из моих бывших друзей пошли «жить одним днём»… – вздохнула Оэра.
— К сожалению, такие имеются даже в нашем училище! Не много, к счастью. Другие, наоборот, рвутся к далёким планетам… Получается, что выход в космос у бруннен-джи вынужденный и экстренный!
 — Какой уж там выход, — вздохнула Оэра, — ведь даже не понятно, куда направляться… Пустыня! – она подняла глаза к ночному небу, видимому в прорезь купола.
 — Ну, значит пока будем развешивать ваши энергетические спутники! Ведь это ты предложила ступенчатую передачу плазменных сгустков к светилу?
 — Нет, это идея Юона. Я только рассчитывала, — скромно улыбнулась Оэра.
 — Вот мы и будем работать по вашим расчётам, мэм! — шутливо откозырял Дэй, — Лучшие пилоты Брунниса в вашем распоряжении!
 — Ну вот опять ты дурачишься!
Но вдруг парень перестал смеяться:
 — Эй, посмотри-ка! — он указывал на панель за спиной Оэры, куда в реальном выводилась картинка с телескопа. Оэра тут же развернулась, ожидая увидеть сообщение о сбое. Но на первый взгляд в картине звёздного неба, довольно пустынного в этом квадрате, ничего необычного не было.
 — Всё шуточки тебе?! — рассердилась она.
 — Ни в коем случае. Посмотри в нижний правый угол.
Оэра вгляделась повнимательнее. И в самом деле — угол экрана был черен и пуст, словно какие-либо небесные тела там и вовсе отсутствовали.
 — Это чёрная дыра? — поинтересовался Дэй.
 — Надо спросить Аманди. Слишком уж близко.
Оэра скорректировала координаты, чтобы тёмное место оказалось в центре поля наблюдения. Некоторое время молодые люди молча смотрели на экран. Пятно имело абсолютно идеальную круглую форму, но тьма не была абсолютной. Казалось, внутри пятна что-то едва заметно мерцает слабым, серебристым светом.
 — Это очень странно, — сказала Оэра, — я позову Аманди.
Зафиксировав телескоп так, чтобы он сохранял необычный объект в поле зрения, она нажала кнопку коммуникатора. Прошло некоторое время, пока не раздался сонный, но взволнованный голос учёного:
 — Оэра? Что случилось? — он знал, что дочь не станет беспокоить его по пустякам.
 — Тебе надо это видеть, — ответила Оэра, сейчас передам…
 — Нет, я зайду сам, — решил Аманди.
 — Мне уйти? — тихо спросил Дэй.
 — Не надо, — улыбнулась Оэра, — к тому же отец всё равно уже с тобой познакомился.
Аманди появился так быстро, словно он прилетел на крыльях своих длинных одежд. Он словно и не заметил Дэя, кинувшись сразу к экрану, в центре которого располагалось чёрное пятно. Он замер, молча разглядывая его, потом неторопливо проговорил:
 — Очень похоже на черную дыру, очень… Но аномально…
 — Вот снова! — хором воскликнули Оэра и Дэй, когда в темноте блеснул луч серебристого света.
 — И давно это? — поинтересовался Аманди.
 — Только сегодня увидели, — начала рассказывать Оэра, — я делала стандартные наблюдения квадрата, а потом Дэй заметил черноту… и с тех пор наблюдаем. Что это?
 — Надо подумать, — признался Аманди, — будем продолжать наблюдения за этой точкой.
Затем его взгляд обратился к Дэю:
 — Ваши наблюдательность и интерес к науке похвальны, молодой человек!
 — Я пилот, — улыбнулся парень, — и для нашего брата наблюдательность — жизненно важное качество!
Аманди кивнул и тут же снова приник к окуляру:
— Однако… мне не приходилось не только наблюдать что-то похожее раньше, я даже не слышал об этом!
Еще несколько слабых нерегулярных вспышек были зафиксированы в черноте «небесного провала» — как про себя назвала его Оэра. Аманди распоряжался коротко и сухо: спектральные характеристики… частота… длительность вспышки… Оэра металась от одного прибора к другому, задавая или меняя программы. Дэй тоже включился в работу, став для неё ещё одной парой рук и глаз. Они почти не разговаривали, понимая короткие взгляды и жесты друг друга — надо было успеть получить как можно больше данных, пока необычный объект не уйдет за горизонт. Едва пробежав глазами новые столбцы цифр, Аманди тут же давал новую команду, и молодые люди бежали менять настройки.

Когда линия горизонта надвинулась на таинственный объект, а небо слегка порозовело, Аманди разогнул спину и потёр глаза. Упав на табуретку, Оэра только сейчас почувствовала, как гудят ноги. Она улыбнулась Дэю, вспомнив, что он только вчера вернулся с лётной практики, и вряд ли рассчитывал провести всю ночь за работой. Но они были слишком взбудоражены, чтобы думать об усталости.
 — Что же всё-таки это было, отец? — спросила Оэра.
Аманди пожал плечами, продолжая перелистывать изображения на экране планшета.
 — А что бы ты сама сказала? Что-нибудь напоминает?
Оэра молчала, задумавшись, но тут отозвался Дэй:
 — Мне это кажется похожим на туннель, по которому вдалеке едет вагонетка. Когда я был юношей, моя семья жила в горах, и мы с друзьями частенько забирались играть в туннели. Хорошо, что автоматические вагонетки имели фонари — их приближение издалека выглядело именно так!
 — Хм… любопытно, молодой человек… — ответил Аманди, — туннель… Интересная аналогия. Спасибо…
Дэй был парнем решительным, и краснел нечасто. Но сейчас он подумал — хорошо, что в обсерватории темно и никто не увидит, как вспыхнули его уши от похвалы этого учёного с планетарной известностью, входящего в Совет Одиннадцати.
 — Для меня было честью познакомиться с вами, Аманди, — ответил он.
 — Благодарю, — отозвался учёный.
 — Приходи ещё, — перебила его Оэра, — видишь, как здесь интересно!
 — Да-да, приходите, — подтвердил Аманди, — вы хороший, расторопный помощник. Только не лазьте больше по туннелям, где ездят автоматические вагонетки! Это опасно.
 — Я был мальчишкой, — смутился Дэй, — сейчас мне это уже в голову не придет.
Но Аманди улыбнулся ему в ответ, и на мгновение в глаза учёного промелькнула озорная искорка — как будто он и сам не против рискованных предприятий. Впрочем, ведь так оно и было!
 — Думаю, мы все заслужили отдых, — сказал он, поднимаясь навстречу сотруднику, пришедшему сменить Оэру.

Когда молодые люди вышли на улицу, было ещё совсем раннее утро. Деревья тихо шуршали, разворачивая свои ворончатые листья, чтобы уловить побольше росы — климат Брунниса менялся, и дождей становилось все меньше. Держась за руки, Дэй и Оэра не спеша шли по аллее, спускавшейся из обсерватории к жилым домам и стоянке для мобилей. Почувствовав пробуждение природы, в траве застрекотали первые насекомые. Высоко в небе, раскинув крылья, парила крупная птица.
 — Никак не могу себе представить, что однажды это все должно исчезнуть, — тихо проговорила Оэра.
 — Ничего, — Дэй привлёк её к себе, — мы постараемся сохранить самое важное… Когда придёт время — ты ведь полетишь со мной, Оэра?
«Ещё не известно, когда это будет», — подумала Оэра, но вслух она этого не произнесла, а вместо ответа крепко обняла Дэя, прижавшись к его сильному телу.
 — Ну так всё же, — не отставал он, — полетишь?
 — Не-а, — покрутила головой Оэра, и тут же, заметив горечь в зеленых глазах парня, пояснила:
 — Ведь нам пока что некуда лететь, так что это ты будешь со мной продолжать поиски…
 — Придётся, — обреченно вздохнул тот, и снова повеселел, почувствовав, как рука Оэры сжимает его локоть.
Они уже дошли почти до стоянки мобилей, когда Оэра вздрогнула: по дорожке, медленно перебирая многочисленными лапками, ползла огромная мокрица.
 — Фффу, — скривилась девушка, — с детства знаю, что они тут водятся, но привыкнуть не могу. Ужасные создания!
 — Отнюдь, — рассмеялся Дэй, откидывая мокрицу носком сапога прочь, — зато они совершенно безобидны, в отличие от змейсов и пиявсов!
 — Они отвратительны, ещё и такие большие… Лучше уж змейсы.
 — Не бойся, друг мой! Когда мы полетим в наш новый дом, мы не возьмём с собой мокриц!
 — Там могут оказаться свои, — ответила Оэра и ещё крепче сжала его руку, — вспомни о Великой Войне с насекомыми!
 — Никогда о ней не забываю! — улыбнулся Дэй, — У нас, курсантов, воспоминания фронтовиков тех лет – настольная книга. Я много раз их перечитывал, изучал и многое другое о тех боях, но кое-что так до сих пор не могу понять…
 — Что же? – Оэра слегка склонила голову набок, как делала всегда, когда была готова внимательно слушать.
 — Эта война уже стала легендой, — задумчиво проговорил Дэй, собираясь с мыслями, — и порой трудно отделить вымысел современных авторов от реальных фактов. И самая большая загадка – куда пропали практически все навигационные карты и таблицы координат?
 — Об этом же много раз говорилось, — брови девушки взлетели от удивления вверх, — флагманский корабль бруннен-джи оказался подбит, и все записи оказались утрачены!
 — Знаешь, мне не очень-то в это верится, — прошептал Дэй, — слишком просто. К тому же, как так получилось, что не сохранились копии на уцелевших кораблях? Оставшиеся в живых офицеры могли бы восстановить утраченное по памяти – если не полностью, то хотя бы частично! Однако исчезло всё, как будто кто-то специально решил подчистить страницы истории.
 — Зачем? – ещё больше удивилась Оэра, — Кому могло понадобиться уничтожать уже добытые знания?! Это прямо дикость какая-то. Лично я не могу поверить в это.
 — В наш учебный план входил детальный анализ и реконструкция ситуаций той войны. И однажды, получив задание, я начал сопоставлять факты… Примерно тогда я познакомился с тобой. Помнишь, на вечеринке у Игопа? О чем мы тогда говорили?
 — О разных пустяках, я не помню, о чём. Но точно не о войне с насекомыми!
 — Нет конечно. Ты говорила о фрактальной структуре нашей Вселенной. Даже нарисовала на салфетке такой красивый узор! Я его сохранил.
 — Серьёзно? И приложил к своей работе?
 — Приложил к сердцу, потому что там ты написала код своего коммуникатора.
Оэра смущенно хмыкнула, но увлеченный своим рассказом Дэй как будто не заметил:
— Так вот, тогда из твоего рассказа следовало, что наша Вселенная – не единственная, и существует их несчетное количество. Причем из одной в другую можно попасть, оказавшись в правильном месте – провалиться, как на лёгкой лодочке в водоворот.
— Я просто пересказывала одну из теорий устройства Вселенной.
— А можно ли уничтожить такой переход или закрыть его навсегда? Ну как в ванне – водоворот исчезает, если заткнуть сливное отверстие…
— Вряд ли такой переход можно закрыть, — задумчиво сказала Оэра, — он же не материален, это искривление пространства.
— Да, я читал. Но всё же меня не оставляет мысль, что офицеры Древних, возвращаясь после победы над насекомыми, постарались ещё и запечатать ворота после себя.
— А почему ты решил, что война велась в другой Вселенной?
— Это самое интересное. Никто из наставников не смог мне понятно объяснить, каким образом получалось, что военные корабли стартовали с Брунниса и оперативно достигали мест боевых действий. Победители в последней схватке сумели не только вернуться на планету, но и благополучно прожить десятки лет, пиша мемуары и воспитывая детей и внуков. Значит, либо война шла в непосредственной близости от Брунниса, либо бруннен-джи пользовались некими пространственными воротами… Которые потом крепко закрыли за собой и выбросили ключ. На всякий случай, чтобы обезопасить нашу планету, если остаткам армии насекомых чудом удалось уцелеть.
— Искривления пространства пока просчитаны только теоретически, — ответила Оэра, — но идея интересная. А что сказали твои наставники?
— Что недостаточно фактов для обоснованного вывода, — вздохнул Дэй.
— Вот именно, — вздохнула Оэра.

Несмотря на бессонную ночь, им не хотелось расходиться. Дэй расстелил свою куртку, и они присели на поросший короткой и жесткой травой склон. Сквозь тонкую ткань Дэй чувствовал плечо Оэры, и он наслаждался этим нежным живым теплом. Он обожал эту девушку с бездонными синими глазами, рядом с которой хотелось быть героем и мальчишкой одновременно. Ещё вчера он робел перед Аманди, но после сегодняшней встречи это прошло. И он решился:
 — Послушай… я не знаю, что ждёт нас впереди, но я хочу встретить будущее рядом с тобой. Каким бы оно ни было. Выходи за меня замуж, Оэра…
Девушка придвинулась ещё ближе и прошептала ему в самое ухо:
 — Ты сумасшедший… Впрочем, я согласна…
 — Ура! — закричал Дэй, вспугнув сонных птиц. Он схватил её на руки и закружился, пока мог стоять на ногах, а потом они снова упали в траву, и теперь им казалось, что земля и небо кружатся вокруг них. Вдруг налетел порыв ветра, подняв столб пыли над стоянкой, и из-за склона показалась тяжёлая дождевая туча.
 — Побежали ко мне, — предложила Оэра, — а то управлять мобилем в такой ливень — не самое веселое дело.
И они бросились к дому-на-холме, подгоняемые порывами предгрозового ветра и первыми крупными каплями. Ливень набрал силу мгновенно, и хотя неслись они со всех ног, в дом вбежали совершенно мокрые. Оэра принесла полотенца, заварила крепкой канны и порылась в припасах, достав булочки, немного фруктов и консервированного мяса. Только сейчас ребята поняли, что жутко проголодались.
 — Скоро у меня будут целых десять дней свободных, — жуя, сказал Дэй, — давай отправимся на Дальние острова? У меня там есть на примете домик. Купание, рыбалка… Красота! Как думаешь?
 — Эх! — вздохнула Оэра, — было бы чудесно, но у нас близятся испытания энерготочки. Так что не смогу. Хотя… Это, конечно, не Острова, но все же лучше, чем ничего. Поехали со мной.
 — На энерготочку?
 — Да.
В глубине души Дэя вспыхнуло раздражение: эта догорающая звезда, эти чертовы аккумуляторы, отбирающие у него Оэру! А вдруг он вовсе не нужен он ей? Разве он не бросил бы всё на свете, чтобы быть с ней?! Впрочем, очень романтично… Бросил бы он свою летную школу, то восхитительное чувство, когда взмываешь в облака и выныриваешь так высоко, что даже днём можно увидеть звёзды? Нет, пожалуй. Он был бы счастлив разделить это с Оэрой, но та предпочитала ходить по земле и совсем не рвалась в космос, даже в самый ближний, на орбиту. А ведь он ведь мог бы устроить для неё экскурсию. И всё же она была ему ближе, чем девушки-летчицы из его группы.
 — Ну так как? – голос Оэры выдернул его из размышлений, — серые скалы, колючий ветер, пищевые концентраты, никакой рыбалки и одна-единственная девушка-энергетик? — Казалось, она говорила совершенно серьёзно, но если присмотреться — в глубине глаз прятались озорные искры. И от этого становилось удивительно тепло и радостно.
 — Готов пожертвовать рыбалкой, — притворно вздохнул Дэй, — замётано. Но сейчас мне пора, дождь закончился, а я обещал вернуться на базу до обеда.
Дэй со всех ног бросился на стоянку — ведь он совсем потерял счёт времени, и теперь он ни за что не успеет назад вовремя… С дисциплиной в летной школе строго, однако, если никто не заметит, он, возможно, не получит взыскания. Хотя какое это имело значение сейчас, когда он так счастлив?
Дэй гнал свой мобиль на предельной скорости, понимая, что в любом случае не успеет к началу занятий. Такого с ним раньше не случалось — с детства отец привил ему чувство ответственности, и, опаздывая, он беспокоился не о том, что может получить нагоняй от наставника, а о том, что подведет своё звено. Посадив мобиль на площадку с размаху, так, что чуть было не ударился дном о бетонное покрытие, Дэй со всех ног бросился к учебному корпусу. От прикосновения его руки к сенсору дверь плавно отъехала в сторону, впуская его, но вместо голосов и обычного шума, который сопровождал практические занятия, внутри его встретила тишина. Неподвижно застыли тренажёры и модели, экраны были выключены, и это выглядело очень настораживающе. Дэй выбежал наружу, дверь так же плавно защёлкнулась за его спиной. Главные ворота училища были заперты, и дорожки, ведущие к жилым казармам, были пустынны. Дэй бросился к головному зданию и чуть не сбил с ног своего знакомого из параллельной группы. Дэй с трудом узнал его – одежда парня была изодрана и перепачкана, а под глазом красовался огромный синяк.
— Опа, — Дэй изумленно уставился на него, — что случилось?
— А ты не знаешь?! – тот с подозрением встретил его взгляд, затем сплюнул в кусты.
— Я только что вернулся из увольнения, и ты – первый, кого я встретил.
— Драка тут случилась, — лаконично ответил парень, — дай пройти.
Он направился к казармам, прижимая к подбитому глазу пакет с толченым льдом. Драка в училище была намного более серьёзным нарушением, чем опоздание – вообще делом немыслимым. Потрясённый Дэй поспешил к главному корпусу. Там здании царила суета. Двери были распахнуты, а у стола главного наставника собрались несколько офицеров из службы охраны порядка. В соседней комнате суетились медики.
— Дэй! Лучше поздно, чем никогда! – услышал он свое имя. Наставник и еще двое ребят из звена Дэя вышли в коридор. Парням досталось: один прихрамывал, а второй бережно нес руку на перевязи.
— Виноват, — кивнул Дэй.
— Проводи Кира и Ала, они введут тебя в курс дела, — бросил наставник, — я с тобой потом поговорю.
— Что случилось? – спросил Дэй, когда они втроем вышли на улицу.
— Эти «Живущие сегодня» припёрлись… Видел бы ты их! Глаза выпучили, ломятся в ангар и орут – давайте сюда ваши шаттлы, мы на них покатаемся! – начал рассказывать Кир.
— Ну мы, конечно, им хорошую трёпку задали, ещё до того, как охрана порядка подоспела, — ухмыльнулся Ал, и тут же поморщился, ступая на больную ногу. Дэй подставил ему плечо, и они двинулись к казармам.
— Что же охрана так долго летела? – удивился Дэй.
— А ты знаешь, сколько у них сейчас работы?! – воскликнул Кир, — Эти «Живущие» совсем оборзели – каждый вечер что-нибудь громят. Прошлой ночью пожар был — два квартала выгорели. Хорошо, людей там мало было, успели спастись.
— И ведь буянят они просто так, — продолжил Ал, — тем, кого удалось схватить, сделали сканирование памяти. Никакой корысти у них нет. Просто восторга ради — крушат, жгут… Сами они ничего не боятся. Мы им сегодня кричим – вы же не умеете управлять шаттлами, разобьётесь! А они отвечают: всё равно нам тут всем недолго осталось, хоть повеселимся напоследок!
— Так что теперь придется теперь дежурить и в ангарах тоже — с роботов какой спрос! И ты – первый кандидат со свежими силами, — и Кир подмигнул Дэю.
— Это логично, — согласился Дэй, хотя и без особого энтузиазма. Похоже, его отпуск отменялся.
— Ещё что, — продолжил Ал, — сегодня утром нам сказали, что всем пилотам теперь следует выбрать себе дополнительный курс. Технический, инженерный… да хоть ботанику! Вторая специализация обязательна. Как будто мало быть просто хорошим пилотом!
— Выбери что-нибудь из смежной области, – посоветовал Дэй, — знания никогда не помешают.
— Ага, а вот эти, — Кир кивнул за окно, — они чему-нибудь учились? Мы тут потеем каждодневно, чтобы они, когда придет время, сели нам на шею и поехали! Мы же не бросим их тут, когда полетим на новое место?
— Они напуганы, — сказал Дэй.
— Tы их не видел, вот и жалеешь! Они сами кого хочешь напугают.. Получается, пусть кто-то другой ищет выход, получает по две специальности, а они от стресса будут гадости делать? Проклятье, до чего же жизнь несправедлива! – глаза Кира сверкали, и Дэй понял, что у него всё ещё бурлит кровь после недавней схватки.
Дэй положил руку на плечо другу:
— Да, иногда жизнь кажется ужасно несправедливой. Но с другой стороны – управлять звёздными кораблями будут те, кто доказал делами и знаниями, что достоин этого. Остальные полетят, как простые пассажиры! Как по-твоему, это справедливо?
— Вполне, — буркнул Кир, приходя в себя, — но всё же я не тащил бы с собой этот балласт!

Назад Часть 2 Часть 4 Вперёд